«Стресс здесь везде». Гражданка Швейцарии Наталья Херше рассказала о своих впечатлениях от гомельской колонии

«Стресс здесь везде». Гражданка Швейцарии Наталья Херше рассказала о своих впечатлениях от гомельской колонии

05.04.2021 в 09:01

Политзаключенная Наталья Херше отбывает наказание в исправительной колонии № 4 города Гомеля. Она уже прошла обязательный карантин, а сейчас приступила к работе. О чем она пишет родным, рассказывает лишенный регистрации правозащитный центр «Весна».

«Сначала Наталья работала „на машине“, — рассказал „Весне“ брат Натальи Геннадий. — Потом ее перевели обрезальщицей ниток. Она просила разрешить работать ей в кроссовках — там это запрещено. На работу не жалуется, хоть „на машине“ ей было более приятно работать. Кроме того, она принимала таблетки после выхода из голодовки, сейчас уже закончила. Состояние здоровья терпимое.

Наталья ждет, когда ее сможет навестить в колонии посол. Отношения со стороны начальства колонии нормальные. Голодать она больше не намерена — это меня очень радует».

Геннадий получил от Натальи письмо. Политзаключенная пишет о том, что «встречать весну в колонии — это как минимум жестоко», но она старается «оставаться на позитиве».

Кроме того, Наталья Херше описывает свои условия работы в колонии:

«Сегодня воскресенье — один выходной на 14 дней. На фабрике работа длится 6 часов плюс около часа на поход в столовую».

Наталья жалуется на то, что «времени настолько мало», что дописать одно письмо ей не всегда удается сразу.

«Времени поесть здесь тоже нет, — пишет Наталья. — В отряде 100 человек. Когда все возвращаются с работы, [то] хотят что-то перекусить или попить кофе/чая, куча людей с кипятильниками, все торопятся, потому что скоро проверка, а после нее сразу „вектор“ — это коллективный просмотр видеоматериала, в столовой никто находиться не может. В общем, без шансов, участвовать в этом безобразии с кипятильниками я отказываюсь. Спрашивается, где уважение к человеческому достоинству, почему попить кофе должно превращаться в какое-то сражение! Все должны смотреть телевизор — это важно».

Ранее Наталья просила брата прислать ей спортивные штаны, поскольку планировала заниматься спортом. Но 27 марта Наталья написала, что они уже здесь ей вряд ли понадобятся:

«Никакого располагающего настроения к спорту здесь нет и быть не может. А то они здесь спортивные залы создали для галочки, а возможность их посещать у людей отняли. Кроме работы, здесь еще куча разных дежурств, разнарядок, инвентарных работ, работы по чистке овощей, то есть работы по коллективному самообслуживанию. За всю неделю у меня не получилось ни разу выпить чая после работы. Как это можно назвать. Наказание за преступление (которое я лично не совершала) или издевательство, унижение человеческого достоинства?! Жду ПВР [Правила внутреннего распорядка. — Прим. ред.], очень желаю ознакомиться с каждым пунктом. В особенности, что мне запрещено получать переписку с политическими новостями».

Также в письме Геннадию Наталья обращает внимание на то, что все продукты в передачах должны быть правильно упакованы: «шоколадные конфеты и шоколад без упаковки в пленку завернуть и лучше каждую в отдельности, конфеты без этикетки сложить в пакет, сыр только в воздушной упаковке, колбаса, мясо, рыба тоже».

Правда, Наталья добавляет: «Теперь я уже сомневаюсь, что мне все это нужно, если нет времени это все есть. В общем, хочу сказать, что стресс здесь везде, начиная с подъема. Но все это ерунда, будет что рассказать. Я знаю, почему я здесь и ради чего я здесь [в конце Наталья ставит смайлик — Прим. ред.]».

Наталья Херше 7 декабря была приговорена к двум с половиной годам лишения свободы по обвинению в сопротивлении сотруднику милиции (ч. 2 ст. 363 Уголовного кодекса). 19 сентября во время женского марша возле Комаровского рынка 51-летняя Херше сорвала балаклаву с 22-летнего силовика. По приговору суда она должна также выплатить пострадавшему тысячу рублей. Херше свою вину не признала.

Метки:

Обсуждение