Слив разговоров пресс-секретаря Лукашенко был инсценировкой спецслужб – госТВ

01.04.2021 в 16:27

Телеканал ОНТ показал двухсерийный «шпионский фильм» (серия 1, серия 2), в котором рассказывается об инсценировках с участием Эйсмонт (специальность по диплому – «актёр драматического театра и кино» – прим.), предателе в КГБ и спецоперации под контролем Лукашенко.

Скриншот видео ОНТ

Слитые в интернет записи телефонных разговоров с голосом, похожим на голос пресс-секретаря Александра Лукашенко Натальи Эйсмонт, были «инсценировкой». Она была проведена в рамках спецоперации по разоблачению предателя в рядах КГБ. Об этом говорится в фильме телеканала ОНТ «Операция КГБ «Манкурты».

Как заявили в эфире телеканала, спецоперация должна была завершиться еще осенью прошлого года. «Но, потянув за одну ниточку, контрразведка распутала целый клубок шпионских игр».

— Осенью прошедшего года Комитетом государственной безопасности была получена информация о том, что на тот момент неустановленным сотрудником предпринимаются попытки выйти на связь с иностранной спецслужбой для передачи информации закрытого служебного характера, — рассказал глава КГБ Иван Тертель.

Контрразведкой была спланирована и реализована операция — «план проведения мероприятий накладывался на реальную обстановку в стране». С санкции Лукашенко в ней были задействованы в том числе высокие должностные лица, заявил Тертель. Привлекался к операции и, как следует из слов Тертеля, уже задержанный сотрудник, который работал под контролем КГБ.

— Так началась спецоперация, целями которой являлись установление форм и методов работы иностранных спецслужб, всех участников агентурной сети и каналов эвакуации из Беларуси лиц, причастных к шпионской деятельности, — пояснил преследуемые контрразведкой цели закадровый голос.

О чём рассказали в первой серии

У «предателя из КГБ» был доступ к секретам, которые интересовали заказчиков, — особенно любая информация «о высоких должностных лицах». С этой целью и были инсценированы появившиеся потом в Сети разговоры Эйсмонт с Дмитрием Басковым и Николаем Латышенком, говорится в фильме. Их купил Степан Путило и опубликовал в своем канале.

Продолжая игру, КГБ подготовил целый архив липовых секретных документов государственной важности, доступ к которым можно получить через пароль. В обмен на этот пароль «предатель из КГБ» хочет много денег и чтобы ему помогли выехать из Беларуси. Один из вариантов — вывезти на посольской машине.

Именно так, утверждается в фильме, из Беларуси в машине польского посла выехал Павел Латушко, на служебном авто кадрового сотрудника агентства разведки — блогер Антон Мотолько, а в машине латышского дипломата — бывший следователь СК Андрей Астапович.

Называется имя «предателя» — это 37-летний подполковник КГБ, начальник сектора (не уточняется какого) Алексей Хралович.

В игру вступает бывший «алмазовец» Игорь Макар («Трудно представить, агентом скольких разведок он является», — звучит в фильме) и также пытается получить ключ от «секретного архива».

Вывоз «предателя» из Беларуси должны были обеспечить «люди Макара», в частности бывший сотрудник силовых органов Вячеслав Сидоракин (на видео Сидоракин рассказывает о том, что его просили помочь вывезти Храловича на территорию России).

О чём рассказали во второй серии

В Гомеле, Минске и Минском районе обнаружены три тайника с оружием. Их соорудил Сидоракин («специалист в минно-подрывном деле, который занимался подготовкой наемников для боевых действий на Ближнем Востоке») «со своими подельниками» Юрием Гаркачом и Сергеем Старченко.

В тайниках находились ручные гранаты, специальные заряды для подрыва нефте- и путепроводов, пистолет Макарова с глушителем, патроны, «средства поражения для бронированных автомобилей и воздушных судов», «десятки килограммов взрывчатки, тротил, пластит и эластит».

Группа использовалась иностранными спецслужбами, специализировалась на незаконном пересечении госграницы, собирала информацию об обстановке в Беларуси, действиях силовых структур, планировала похищение бизнесменов «с целью получения выкупа», а госслужащих и силовиков — «для давления в политических целях».

После задержания группы Сидоракина «за рубежом принимают решение переправить «предателя» через государственную границу по второму каналу».

На сотрудничество с белорусским КГБ пошла Ольга Соломеник («в 2002 году уехала в Польшу, где получила вид на жительство и закрутила роман с сотрудником польских спецслужб и была замешана в шпионских играх»). Макар попросил ее перевезти в Польшу «некоего человека и документы».

Провести «предателя» через границу должен был проводник Владимир Трифонов (мужчина на видео рассказывает детали). С собой у Храловича секретные документы — четыре бумажные папки, «удостоверение сотрудника, права водительские, флешка, написано „секретно“ и еще что-то такое в толстой папке в прозрачном файле».

Макар дает указание оставить документы Ольге Соломеник и идти через границу только с паспортом. Однако переход все время откладывается. Макару это объясняют «усилением границы».

Также в фильме звучит история про «поддавшегося на манипуляции извне»: капитан Денис Урад 14 марта на дежурстве на посту спецсвязи Генштаба сфотографировал секретное письмо от министра внутренних дел министру обороны и «отправил польскому телеграм-каналу».

— Глава государства с самого начала был посвящен во все детали проводимой контрразведывательной операции, принимал личное участие в разработке оперативного замысла, с ним согласовывались основные решения по данным мероприятиям. Расследование продолжается, по понятным причинам не все в настоящее время можно сообщить, многое осталось за кадром, — рапортует в конце фильма глава КГБ Иван Тертель.

Напомним, еще в ноябре прошлого года Лукашенко в Гомеле пообещал рассказать, кто и что стоит за «вбросами» компромата на «известных людей».

— Если ты намекаешь на последние сливы в телеграм-каналах, отдельные разговоры, переговоры, связанные с гибелью этого парня (Романа Бондаренко. — Прим.)… Если это, то я тебе должен сказать и всем: не время, потерпите немножко, на следующей неделе все расскажем. Будет очень интересно, — заявил тогда Лукашенко журналисту.

В марте уже этого года он сообщил, что в ближайшее время КГБ «расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита. Кто специалист, тот знает. Это уже не Автуховича группа. Это уже новые. Хорошо, что их прикрыли. И там арсеналы. Зачем? Поэтому им надо сломать, нам надо выстоять, и мы это сделаем».

Что — постановка, а что — нет?

В почти получасовом первом фильме авторы посвятили три минуты теме «слитых» в Сеть разговоров с участием пресс-секретаря президента Натальи Эйсмонт. Они назвали беседы «инсценировкой» КГБ, с помощью которой искали «предателя», передающего секреты о должностных лицах республики иностранным спецслужбам.

В подтверждение канал ОНТ показал кадры с Натальей Эйсмонт: она сидит в кабинете (КГБ, судя по атрибутике) с мобильником в руке и произносит фразы, которые звучали в «слитых» разговорах с Дмитрием Басковым. Например:

— Дим! Давайте пройдемся по этим дворам!

— Ну, давай, да.

— Или проедемся, или пройдемся — раз уж мы здесь. Ну, просто, нам кажется, что если вглубь пройти — там ленты, муралы, все такое однозначно может быть.

— Ну, да-да-да. Да.

Далее картинка меняется: Наталья Эйсмонт уже в другой одежде и кабинете снова говорит по телефону. Звучат фразы из «слитого» разговора якобы с помощником президента Николаем Латышенком. В том числе:

— Как можно быть аккуратной, если я вообще, ну, только ту неделю, наверное, тысячу раз общалась фактически с заболевшими, как с Игорем Петровичем? А сейчас…

— Сейчас все такие.

— Так самое главное, что, блин… Вы же знаете, что сейчас у него, что у него капец сейчас.

Все кадры с участием Натальи Эйсмонт подписаны как «оперативный эксперимент». Но когда именно делались записи с ее участием — не уточняется.

После этого комментарий дает мужчина, которого представляют как сотрудника контрразведки. У него скрыто лицо и изменен голос, за спиной на стене — портрет Дзержинского и атрибутика КГБ.

«Далеко не факт, что размещенная в интернете и соцсетях горячая информация не является чьей-то игрой, в том числе и спецслужб. В данном случае для выявления предателя был подготовлен целый массив информационных материалов, которые гарантированно заинтересовали бы его зарубежных хозяев — в итоге на наживку купились все».

Как появлялись и о чем были «слитые» разговоры?

Напомним хронологию: в ноябре 2020-го запрещенный и признанный экстремистским в Беларуси Telegram-канал опубликовал четыре записи с телефонными разговорами приближенных к президенту лиц. Наибольший интерес представляли первые три: они касались смерти Романа Бондаренко. Четвертая появилась много позже и скорее касалась лично Натальи Эйсмонт, а также обстановки в окружении Александра Лукашенко из-за коронавируса.

Первым был «слит» 18 ноября разговор между Дмитрием Басковым и бойцом Дмитрием Шакутой, где они почти 6 минут обсуждали события на «Площади перемен» 11 ноября.

Отметим: запись стала ключевым моментом в понимании того, что произошло с Романом Бондаренко и как он получил тяжелые травмы, от которых позже скончался в больнице. Фоноскопическое исследование, выполненное российским экспертом Эллой Боргояковой, впоследствии подтвердило: голоса принадлежат Баскову и Шакуте, в записи нет признаков монтажа и разговор звучит как спонтанный, а не постановочный. Судя по озвученному на записи, беседа происходила наутро после событий с Бондаренко, и участники были прекрасно осведомлены о деталях происшествия (даже тех, которые могли быть известны только участникам событий). Позже присутствие Баскова и Шакуты на месте событий было подтверждено очевидцами и рядом других данных (включая видео), которые собрали СМИ.

Об этом разговоре в сюжете ОНТ ничего не упоминается.

На следующий день, 19 ноября, в Сеть «слили» еще одну запись — разговор между Дмитрием Басковым и Натальей Эйсмонт. По данным запрещенного Telegram-канала, беседы состоялись 18−19 октября, то есть почти за месяц до событий с Бондаренко на «Площади перемен». В дальнейшем отдельное фоноскопическое исследование тоже подтвердило: голоса на аудио принадлежат Баскову и Эйсмонт, в аудио нет признаков монтажа и речь спонтанная, а не постановочная. Всего 16 телефонных разговоров общей продолжительностью 21 минута. На записи собеседники обсуждали поездки по минским дворам поздно вечером: кто приедет и на каких машинах, кто их будет охранять. Звучат фамилии руководителей силовых структур и маршрут по городу (включая, например, проспект Дзержинского), а также то, под чьей охраной они будут находиться.

Теперь же авторы сюжета ОНТ называют этот диалог «инсценировкой».

Однако СМИ ранее выяснили, что в ночь с 18 на 19 октября жилой комплекс «Мегаполис» на проспекте Дзержинского действительно посещала группа неизвестных «гостей», которые срезали БЧБ-ленты. Местные жители возмутились этому, а «гости» в ответ начали их бить и валить на землю — это даже попало на видео. После звонка людей в милицию на место приехал лично Александр Барсуков (на тот момент замминистра внутренних дел), но нападавших не задерживали. В тот вечер среди «гостей» люди заметили Дмитрия Баскова и также указали на еще одну женщину, которая им напомнила Наталью Эйсмонт. В числе визитеров были также опознаны боец Дмитрий Шакута и (много позже) личный врач президента Елена Казак.

Впрочем, на следующий после второго «слива» день, 20 ноября, наконец высказался Александр Лукашенко: «Надо что-то вбросить. Вбросили. Здесь стоп до следующей недели. Все будет доложено вам в лучшем виде — что произошло, как произошло, кто это организовывал и так далее. На ваше удивление, будет интересно».

Ожидание затянулось на 4 месяца. Все это время (и до сих пор) Эйсмонт, Басков и Шакута лично никак не комментировали тему. Более того, местонахождение Шакуты остается неизвестным.

Третий «слитый» разговор (на полторы минуты), между Басковым и Шакутой, появился в Сети 21 ноября. Когда точно состоялся диалог — опубликовавший запись источник это не указал. Мужчины снова обсуждали, что случилось с Романом Бондаренко, а также как на происшествие отреагировали силовики. Позже отдельное фоноскопическое исследование подтвердило, что голоса принадлежат Баскову и Шакуте, разговор был спонтанный, а запись не имеет признаков монтажа.

В сюжете телеканала этот разговор не упоминается.

Последний «слитый» разговор с участием близких к Лукашенко лиц, четвертый по счету, был опубликован в Сети намного позже остальных — 30 ноября. Запрещенный Telegram-канал указывал, якобы беседа состоялась утром 22 ноября между Натальей Эйсмонт и личным помощником президента Николаем Латышенком.

В этой 9-минутной записи Наталья Эйсмонт говорит о плохом самочувствии, поэтому не сможет быть на рабочем месте. Собеседники обсуждают, что в окружении болеют люди. Напоследок Эйсмонт сетует, что ее донимают какие-то звонки, а руководитель уже несколько дней не звонил ей «на фоне всего этого».

По заявлению ОНТ, эта беседа записана в рамках «оперативного эксперимента» КГБ.

Вопросы без ответа

После выхода «шпионского фильма» от ОНТ о «слитых» разговорах осталось много вопросов. Журналисты попытались сформулировать пункты, которые остались без внимания, хотя представляют большой общественный интерес и важность.

Когда именно делались записи для «оперативного эксперимента» КГБ с участием Натальи Эйсмонт?

Какие из «слитых» разговоров с ее участием являются «инсценировкой», а какие (если имеются) — были реальными и попали в Сеть без ведома участников?

Чем вызвана необходимость создавать «инсценировку» разговора с участием приближенных к президенту лиц, учитывая возможные репутационные потери?

Как можно объяснить тот факт, что похожую на Наталью Эйсмонт женщину видели среди тех, кто уничтожал протестную символику (в компании людей, которых позже опознали как главу хоккейной федерации Дмитрия Баскова, бойца Дмитрия Шакуту и личного врача Александра Лукашенко Елену Казак)? А именно — в ночь с 18 на 19 октября в микрорайоне Лебяжий и затем в жилом комплексе «Мегаполис» на проспекте Дзержинского в Минске, а вечером 23 октября во дворах на Притыцкого. Были ли эти «визиты» во дворы частью оперативного эксперимента или же являлись событиями другого порядка?

Являются ли «слитые» разговоры между Басковым и Шакутой о случившемся с Романом Бондаренко «инсценировкой»? А если да, то как это согласуется с тем, что оба действительно были на «Площади перемен» во время происшествия с Бондаренко (согласно видео и фото, словам очевидцев и так далее)?

Возможно, на эти вопросы авторы сюжета ответят в ближайших выпусках.

Обсуждение