Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке и два года врачу с отсрочкой

02.03.2021 в 18:27

2 марта в 16:00 суд Московского района Минска огласил приговор журналистке TUT.by Катерине Борисевич и врачу БСМП Артему Сорокину. Их обвиняют в разглашении врачебной тайны, что, по мнению Генпрокуратуры, возбудившей уголовное дело, повлекло тяжкие последствия. Какое наказание запрашивал прокурор, неизвестно: процесс проходил в закрытом режиме. Суд признал виновными врача и журналиста. Катерина Борисевич приговорена к шести месяцам колонии и штрафу в 100 базовых величин, Артем Сорокин к двум годам лишения свободы с отсрочкой на год и штрафу в 50 базовых. Его освободили в зале суда, Катерина остается под стражей.

Фото: Reuters

Дело журналистки и врача рассматривал суд Московского района Минска в здании Дома правосудия на улице Семашко. Судья — Светлана Бондаренко, гособвинитель — Людмила Иваненко, Катерину Борисевич защищали адвокаты Андрей Мочалов и Михаил Боднарчук, Артема Сорокина — Ольга Батюк.

Обвинили Катерину и Артема по части 3 статьи 178 — «Разглашение врачебной тайны, повлекшее тяжкие последствия».

Пятое заседание по делу прошло 25 февраля, после чего в суде объявили перерыв до 2 марта. Очередное заседание было назначено на 10.30, на нем и стало известно, что приговор вынесут сегодня же — в 16.00.

Накануне, 1 марта, суд Московского района Минска отказал журналисту TUT.by в аккредитации на оглашение приговора, мотивируя это отсутствием мест в зале заседания и «в связи с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой». В присутствии на публичном оглашении приговора отказали независимым СМИ, в частности Onliner и БелаПАН.

Люди стали собираться в здании суда примерно за час до оглашения приговора.

К рамке, которую установили у зала заседания, первыми стали пропускать представителей прессы — всего пять человек из государственных изданий. После — родных и близких Артема Сорокина и Катерины Борисевич.

Пришли также дипломаты из представительства ЕС.

На оглашение приговора пускают только родственников и представителей аккредитованных госСМИ. Для друзей и коллег в зале места практически не нашлось. В холле здания суда ожидает по крайней мере 30 человек. Нескольких коллег Катерины не пустили в суд из-за маек с ее фото.

— А если кто-то упадет в обморок от нехватки кислорода? — раздается вопрос.

— А здесь врачей много, — шутят, видимо, коллеги Артема Сорокина.

Приговор был оглашен в 16:00. Катерина Борисевич приговорена к шести месяцам колонии и штрафу в 100 базовых величин (2900 рублей), Артем Сорокин к двум годам лишения свободы с отсрочкой на год и штрафу в 50 базовых (1450 рублей). Его освободили в зале суда под подписку о невыезде, Катерина остается под стражей — день в СИЗО засчитывается за день в колонии. Оба не лишены права заниматься своей профессиональной деятельностью. Телефоны Катерины и Артема будут конфискованы.

Приговор не вступил в силу, может быть обжалован обвиняемыми и опротестован прокуратурой. 

Приговор с отсрочкой — значит, что врач будет на свободе, и через год, если он не совершит никаких правонарушений, наказание будет снято.

— Артему Сорокину изменили меру пресечения до вступления приговора в силу. После того как он даст подписку, он поедет домой, — рассказала адвокат врача Ольга Батюк.

После освобождения в зале суда Артем Сорокин отправился домой.

— Скорее бы домой, к детям, — коротко ответил он.

Он сказал, что все это время чувствовал поддержку с воли и получил много писем. Виновным, сказал Артем Сорокин, он себя не признает. От более подробных комментариев он отказался и очень быстро — вместе с женой, мамой и братом — уехал из суда.

Будет ли обжалование приговора — об этом Артем Сорокин будет думать позже.

Наталья, жена Артема Сорокина, рассказала, что завтра у одного из их детей день рождения.

Артем Сорокин с женой Натальей

— Будет двойной праздник, — широко заулыбалась Наталья, которая ждала своего мужа из тюрьмы 102 дня.

Адвокат Андрей Мочалов, который защищал Катерину Борисевич, рассказал, что приговор его подзащитную удивил с учетом того, что гособвинитель запрашивал «несколько больше».

— Почти три с половиной месяца Катерина провела в изоляции. Осталось чуть больше двух. До апелляции Катерина будет находиться в СИЗО.

— Как и раньше, мы считаем, что состава преступления не было, — добавил Михаил Боднарчук, адвокат Катерины.

Что известно о процессе?

Рассматривать дело «о ноль промилле» начали в пятницу, 19 февраля. В тот день поддержать Артема Сорокина и Катерину Борисевич пришло более 100 человек, попасть в зал смогли немногие из них — в основном только родственники, дипломаты и некоторые коллеги.

Прокурор Людмила Иваненко ходатайствовала о том, чтобы провести суд в закрытом режиме. Адвокаты обвиняемых, а также сами Катерина и Артем настаивали на рассмотрении дела открыто, «чтобы общество знало, за что судят журналиста и врача».

Тем не менее судья Светлана Бондаренко заявленное ходатайство удовлетворила и решила провести процесс в закрытом режиме — «во избежание разглашения охраняемой законом медицинской тайны и данных предварительного расследования», а также потому, что «материалы дела содержат медицинские документы, в том числе ранее не публиковавшиеся». Дело рассматривается за закрытыми дверями, которые каждый день охраняли милиционеры в форме и сотрудники в штатском.

Фото: Belta via Reuters

19 февраля суд допросил Елену Бондаренко, маму Романа Бондаренко. В тот же день, а также в понедельник, 22 февраля, в качестве свидетелей выступили врачи минской БСМП, чьи имена были указаны в истории болезни Романа Бондаренко. Среди них — врачи-реаниматологи, лечившие погибшего парня, врач лабораторной диагностики, проводивший исследование крови на этанол, а также, вероятно, дежурный врач, который осматривал Бондаренко в приемном покое.

23 февраля — на третий день процесса — на суд была вызвана Ольга Кучеренко, двоюродная сестра Романа. Перед тем как дать подписку о неразглашении, она рассказала, что все время, пока Роман находился в больнице, его семья публично рассказывала о его состоянии. Елена Бондаренко дала разрешение распространять эти сведения. По словам Ольги, перед тем как опубликовать статью «о ноль промилле», Катерина Борисевич связывалась с ней. «Она получила от меня официальное разрешение публиковать эту информацию. Тетя неоднократно повторяла, что не собирается держать это в тайне».

Кроме нее на суде выступили коллеги Катерины Борисевич, а также девушка, которая была рядом с Романом Бондаренко, перед тем как его избили и увезли неизвестные. По ее словам, парень в тот вечер был трезв, «никакого запаха не было, это было бы заметно».

24 февраля у зала заседания не было свидетелей — вероятнее всего, это значило, что их допрос закончен, а суд перешел к показаниям обвиняемых, изучению письменных материалов дела и прению сторон.

Что произошло?

Уголовное дело в отношении Катерины Борисевич и Артема Сорокина возбудили 19 ноября 2020 года. Их обвинили в разглашении врачебной тайны, что, по мнению Генпрокуратуры, повлекло тяжкие последствия. Максимальное наказание по этой статье — три года лишения свободы. Напомним, 13 ноября за авторством Катерины Борисевич вышла статья, в которой со ссылкой на медицинские документы и комментарий врача утверждалось, что в крови Романа Бондаренко не было обнаружено этанола. Первые лица заявляли, что умерший парень был пьян.

Артем Сорокин — анестезиолог БСМП, врач высшей категории. Ему 37 лет. Коллеги отзываются о нем как о профессионале, который умеет проводить любые виды операций. Именно он работал в ту ночь, когда в больницу привезли избитого Романа Бондаренко, и оказывал ему анестезиологическое пособие. Дома Артема Сорокина дожидаются супруга Наталья и трое детей: 9-летний Миша, 6-летний Федор и маленькая Лия.

Акция солидарности в поддержку Артема Сорокина и Катерины Борисевич. 20 февраля 2021 года, Минск

В апреле журналистке TUT.by Катерине Борисевич тоже исполнится 37. В журналистике она почти 15 лет, специализируется на правовых темах: пишет о громких уголовных делах, судебных разбирательствах. Катерина не раз становилась лауреатом многих профессиональных конкурсов. В частности, в 2015 году Генеральная прокуратура наградила ее дипломом победителя «за профессионализм и журналистское мастерство». В прошлом году за ее профессиональную деятельность на Катерину завели уголовное дело.

Белорусские правозащитники признали Катерину Борисевич и Артема Сорокина политзаключенными, международная организация Amnesty International назвала их узниками совести.

Обсуждение