«Надо помочь членам комиссий в их желании считать честно». Кандидат в президенты Дмитриев выступил в Гомеле

24.07.2020 в 21:08
Елена Бычкова, TUT.by

В рамках агитационной кампании 23 июля Гомель посетил кандидат в президенты Андрей Дмитриев. На встрече с потенциальными избирателями он откровенно говорил о необходимости смены власти, о том, что в случае победы на выборах намерен делать с российско-белорусской интеграцией, и объяснил, почему он не спойлер.

К шести вечера у ДК «Випра» собралось несколько десятков человек. Публика разношерстная — как молодежь, так и пенсионеры.

— Мы как услышали его выступление в ЦИКе, так сразу и поняли, что наш президент, и Цепкало о нем отозвался хорошо, будем голосовать за него, наверное, — признается занимающая первый ряд пожилая пара.

Людей в зале собралось немного. Впрочем, вопросы Дмитриеву задавали активно. Но сначала он сам начал с вопросов.

— Когда нас перестали замечать? В какой момент чиновник из райисполкома решил, что нас не существует, и стал отмахиваться от нас? В какой момент глава горисполкома решил, что флагшток за 600 тысяч — это то, что нужно городу Гомелю? Когда он об этом подумал? Когда посмотрел на очередь из многодетных семей? Или когда он проехал по дворам и посмотрел, в каком они у нас состоянии? В какой момент подумали чиновники на самом верху о том, что то, что мы теряем работу, становится нашим преступлением, и приняли решение наказывать нас декретом о тунеядстве?

Но сегодня, считает кандидат, невероятное время — люди стали говорить правду о том, как они хотят жить и что 9 августа хотят выбрать нового президента, который бы их замечал и никогда больше не позволил оскорбить белоруса, который честно работает и хочет нормально жить.

Первым руку поднял пенсионер и выразил мнение, что капитализм — это уже пережиток, мол, многие страны уже в кризисе из-за этого, то есть Беларуси он не нужен.

— Капитализм имеет очень много форм, и мне очень нравится скандинавский вариант, где у людей есть реальные социальные защиты. При этом, знаете, что интересно — в Беларуси уровень налогов примерно такой же, как в скандинавских странах, т.е. мы платим с вами одни из самых высоких в Европе налогов. Но почему-то такая огромная разница. А так случилось, например, потому, что мэр Стокгольма ходит по городу пешком и без охраны. Затраты на содержание госаппарата там гораздо ниже, и чиновников там значительно меньше.

Молодой человек спросил планирует ли Дмитриев, когда станет президентом, принимать волевые решения без референдумов, т.е. не советуясь с народом? В частности, будет ли менять символику.

— С символикой ничего делать не буду, потому что это будет совершенно неправильно понято людьми — они нас выбирают, чтобы мы им показали перспективы развития страны. Единственное — бело-красно-белый флаг нужно сделать исторической ценностью и никого не преследовать за его использование.

Далее у Дмитриева спросили, как он относится к идее открытых бюджетов.

— В Швеции меня познакомили с мэром города, и я у него спросил: «Сколько вы тратите на то-то и то-то». Он говорит: «Слушайте, идите на сайт и посмотрите». Я посмотрел — там полный отчет, вплоть до скрепок. Я вернулся домой воодушевленный, стали обращаться в исполкомы — покажите цифры, и нам стали давать семь цифр. Остальное не обязаны, говорят. Ну вот была такая цифра «расходы на содержание госаппарата». Это что за расходы, что там внутри покажите мне? Не обязаны. Поэтому я абсолютно за полную прозрачность в этом вопросе. И за публикацию доходов госслужащих. Только так можно бороться с коррупцией. Ну и еще я за бюджет гражданского участия. Это такая новая форма, когда граждане могут сами на разных уровнях выбирать, на что потратить деньги — на флагшток, строительство очередного туалета в парке, на здание нового суда или на детскую площадку.

Поинтересовались у Дмитриева его отношением к военной сфере.

— Я за то, чтобы мы строили нормальную независимую страну. Я против вступления в НАТО и Евросоюз. И конечно, надо усиливать армию, переходить к контракту. Полгода достаточно для того, чтобы подготовить молодого человека для выполнения несложных боевых задач. Потому что понятно, что солдату-срочнику сложные боевые задачи поручить невозможно. И еще считаю абсолютно неприемлемым, когда господин Равков говорит, что если что, то мы выведем на улицы армию. Это что за кошмар?! Это заявление от человека с генеральскими погонами? Вы кого, вы нас нашими же людьми пугаете, людьми, которые должны защищать государство от внешних врагов?

На вопрос о том, что бы он поменял в стране, Дмитриев ответил так:

— Я хочу, чтобы зажила вся страна, а не только Минск, чтобы регионы развивались и налоги оставались на местах. Я за то, чтобы вернуть людям право выбора — выбирать мэров, президента, и я не понимаю, зачем вторая палата парламента для такой небольшой страны, как наша. Я хочу, чтобы человек имел социальную защиту. И это очень простые вопросы. В Витебске мне жители говорят: «Мы МРТ ездим делать в Смоленск, потому что там шесть аппаратов, а у нас не хватает».

— Это фейк, — послышалось из зала.

— В чем? Сколько аппаратов МРТ в Витебской области? Я так понимаю, вы идеолог? — моментально среагировал Дмитриев.

— Нет.

— Мне нравится, что вы стесняетесь сказать то, что вы идеолог. Одно из моих первых решений будет такое — все сотрудники идеологической вертикали будут уволены в первый же день моего президентства, — предупредил под аплодисменты Дмитриев.

— Почему вы говорите, что у нас никому нельзя верить? Почему тогда я должна вам доверять? — обращается к кандидату женщина, которая обвинила Дмитриева во вранье.

— Не доверяете — покиньте зал, — отвечают ей собравшиеся, в зале поднимается шум.

— Лучше уж флагшток, чем ваш красно-белый флаг, вы у людей спросите, многим он очень не нравится, — не унимается пенсионерка.

Дмитриев просит женщину представиться и задать вопрос по существу. Пенсионерка называет себя Нилой Михайловной и предъявляет Дмитриеву претензию, что он часто критикует белорусские города, в частности Витебск.

— Да, мы не живем, как жили 20 лет назад и, слава богу. Но мы, как бы вам ни хотелось, уже не живем за железным занавесом и не читаем ваши районки. Мы пользуемся интернетом, ездим за границу. И когда я приезжаю в тот же польский город и вижу, как он разросся, как в нем появились не только коммерческая недвижимость, но и парки, и детские сады, и соцобъекты, а потом приезжаю в Крупки, и мне говорят, что здесь раньше был филиал банка — закрыли, сад — закрыли. Почему? Потому что вымирают малые города. И то, что вы с этим, Нила Михайловна, не согласны, ужасно. И я говорю это не потому, что мне это нравится, я говорю это, потому, что мне больно смотреть на ту показуху, которую устраивают для того, чтобы были довольны только начальники, вот эта показуха убивает сегодня реальную жизнь.

— Почему тогда вы — такой патриот, а получили образование в Литве? (Дмитриев окончил Европейский гуманитарный университет в Вильнюсе), — подключается женщина, которая сидит в одном ряду с Нилой Михайловной.

— Я вообще, когда стану президентом, создам фонд, чтобы наши студенты могли поехать учиться в лучшие университеты мира.

— А у нас плохие университеты?

— Скажу за себя. Я выбрал госуправление и политологию, в Беларуси, это мое мнение, это абсолютно испорченная идеологией сфера с абсолютно отсталыми методиками, отсталой системой, которая даже хуже советской. Потому я поехал туда, где передовые технологии госуправления. Лучшие университеты мира, так получилось, находятся на Западе. И плохо, что там так мало белорусов.

Девушка Вера сообщила, что она не провокатор, но предупредила, что ее вопросы будут неприятными. Первый касался интеграции с Россией. Ведь обязательства и договоренности и с новым президентом никто не отменял.

— Все обязательства, которые подписаны на бумаге, нужно сесть с Владимиром Владимировичем и очень честно о них поговорить. Сегодня многие переговоры построены на нечестности. Когда мы говорим, мол, да, мы за единую валюту, мы обязательно ее введем, но только что-нибудь дайте. Проходит время — и новые обещания. Я за то, чтобы по-мужски сказать: «Нам не нужна единая валюта». Россия и Беларусь должны сохранить социально-гуманитарные связи, но нам не нужны политические надстройки. Об этом надо сказать один раз, а не обещать годами, что ты что-то сделаешь (…) Я уверен, что с Россией можно договориться полюбовно.

— И еще более неприятный для вас вопрос, — продолжила Вера. —  Вас, вы знаете это, называют спойлером. Мне тоже непонятно, почему от действующей власти не досталось вам. Почему власть до сих пор не сказала ни одного плохого слова про вас. Возможно, вы с Нилой Михайловной приехали и уедете вместе? — сострила девушка.

— Удар сегодня пришелся на тех, кого власть больше всего испугалась. Глава ведущего банка выдвигается в президенты. Не просто ведущего банка, а российского банка. Да это все ночные кошмары. Или бывший глава ПВТ, уважаемый чиновник, единственный в стране человек, который может сказать, что создал реально новый сектор экономики. Дал реальную работу, зарплату и мечты для молодежи. Я такого сказать не могу, я — руководитель общественной организации, видимо, поэтому и нет на меня такого наката.

Спросили Дмитриева и про его отношение к смертной казни. Кандидат ответил, что без сомнения ввел бы мораторий.

 — Это еще нужно и с международной точки зрения. Это все имидж страны.

Молодой человек, представившийся Артуром, задал свои вопросы:

— Намерены ли вы объединяться со штабом Тихановской? Есть ли у вас план после 9 августа, когда нарисуют 86%?

— Вы их будете рисовать? — тут же среагировал кто-то из зала.

Дмитриев ответил на реплику: «Не знаю, почему оно так получается, но когда в зал приходят люди каким-то образом связанные с властью, их всегда очень хорошо видно. Ну правда, вот сразу видно, откуда человек пришел. Это я не вам, Артур. По поводу объединения — я не вижу смысла пока объединяться. Каждый делает то, что считает правильным. Тихановская собирает улицы, мотивирует людей идти на выборы, — замечательно, у меня другой способ. Главное, что у нас одна цель — сегодня белорусы должны прийти на выборы и проголосовать, если хотят перемен.

Теперь что касается фальсификаций. С одной стороны, мы подозреваем, что все будет как всегда. Но с другой — вы знаете и видите все, как много в этом году уже не так, как всегда. Кто из нас ожидал, что будут такими эти выборы? Политологи и эксперты пророчили все как всегда, а тут раз — и люди встают в очереди, чтобы оставить подпись. И давайте не решать проблемы, будто мы уже проиграли. Мы еще не проиграли.

Также Дмитриев призвал не атаковать членов избирательных комиссий.

— Это худшее, говорить им, что они уже сфальсифицировали выборы, что они враги. Нет. Не надо на них нападать. А надо им говорить иначе: «Вы член комиссии, и в ваших руках будущее вас и ваших детей, поэтому считайте, пожалуйста, так, чтобы мы вам поверили, чтобы мы это увидели, и не думайте про высшее начальство, про себя думайте, про нас думайте». Мы должны поддержать членов комиссии в их желании считать честно, помочь им.

Дмитриев признался, что очень опасается провокаций.

— Я знаю, что какое-то число людей выйдет. Как сделать так, чтобы все было мирно, без провокаций, избиений и, не дай бог, смертей. Если мы решим вопрос с честным подсчетом голосов, то этого можно избежать. Поэтому пока нам нужно сделать все, чтобы людям не пришлось идти на площадь. У нас еще есть время. У нас еще есть шанс.

Метки:

Обсуждение