"Говорил, что ему жаль тех детей, что погибают в Донецке. Он защищал простых людей". Рассказывает бабушка убитого гомельчанина из ДНР

“Говорил, что ему жаль тех детей, что погибают в Донецке. Он защищал простых людей”. Рассказывает бабушка убитого гомельчанина из ДНР

1 июля стало известно, что на востоке Украины погиб уроженец Гомеля. 21-летний Роман Безруков воевал на стороне самопровозглашённых республик. Роман был единственным внуком жительницы Гомеля Александры Безруковой. Его родители умерли. «Никому сирота был не нужен. Теперь я даже свидетельства о его смерти не имею», — рассказала корреспонденту «Свободы» Александра Безрукова.

Александра Безрукова

Роман родился в рабочем поселке Костюковка. Сейчас это часть Железнодорожного района Гомеля.

Дом, в котором Роман Безруков жил в Гомеле

Его отец умер, когда Роман еще был маленьким. «От онкологии. Здесь у меня дома и умер», — говорит Александра. Мать умерла, когда Роману было 12 лет. «Она после смерти моего сына еще имела двоих сожителей, и двоих детей родила с ними. Она была простужена, и еще поехала на Крещение в прорубь окунаться. Воспаление легких — и умерла», — рассказывает бабушка.

Маленький Рома на руках у отца

На работу устроиться не мог, помощи как сирота не имел

Рому решили отдать под опеку его крестной, которая жила в Донецке. Крестная не имела своих детей. Мальчик рос в Донецке, там же закончил первый курс техникума. «В 2014 году на Донбассе началась война. Они — моя сестра, племянница — крестная Романа и он уехали в Крым. Там просидели три месяца, пока не закончились деньги. Приехали все ко мне. Но сколько человек может прожить на мою одну пенсию 300 рублей?» — говорит Александра.

Жители Донецка уехали на родину, Роман остался у бабушки в Гомеле. «Он здесь окончил одиннадцатый класс. На работу устроиться никуда не мог. Помощи никакой ниоткуда не было. 18 исполнилось — и все о сироте забыли. Деньги ему перестали платить. Стоял на очереди как сирота на квартиру — никто ни разу не позвонил, не поинтересовался им», — говорит бабушка Романа. [На самом деле государство выделило Роману жилплощадь в доме в Костюковке — «НН»].

Роман Безруков

Внук пытался заработать в Гомеле — расклеивал афиши, раздавал объявления. «Но тех денег хватало только на проезд. Два раза ездил на заработки в Москву — один раз заплатили, второй — нет, продал мобильный, чтобы доехать домой. Ходил на наш стеклозавод — просился на работу, не взяли», — говорит Александра.

В итоге, внук решил в 2017 году возвращаться в Донецк. «Он думал, что там будут какие-то стройки — все же разбомбили, легче найдет работу. Потом пошел в ополчение. Он мне говорил, что ему жаль тех детей, что погибают в Донецке. Он защищал простых людей, а не тех, с большими кошельками, которые детей своих за границу увезли».

Александра Безрукова подчеркивает, что внук не мог сюда вернуться «из-за приказа Лукашенко». Жительница Гомеля имеет в виду уголовную статью за участие в военных действиях на территориях других стран.

«Да наш сосед там был, воевал за ДНР. Потом таскали его здесь, два месяца в СИЗО сидел», — говорит она.

Вышел на позицию, закурил — и погиб

Она знает из рассказов сестры, что Роман погиб, когда вышел на позицию и закурил сигарету. Свет от зажигалки, видимо, заметил снайпер, объясняет она.

«Племянница была на похоронах, крестная его. Похоронили Рому в красивом месте, на Аллее героев. Военные хоронили. Только до сих пор я не имею свидетельства о смерти — племянница никак не может его там выбить. Уже, сказала, будет писать в прокуратуру», — добавила Александра.

Она перебирает документы — свидетельства о смерти: сына, невестки, других родных.

«Все умерли. Через месяц после смерти Романа и сестра моя в Донецке умерла. Сплошные похороны у меня».

Из-за того, что Роман публиковал в социальных сетях снимки в военной форме и с оружием, к бабушке приходили из КГБ.

«Фотоснимки его смотрели, меня расспрашивали. То, как он здесь не мог устроиться на работу, не имел никакой помощи как сирота — это никого не интересовало. А тут заинтересовались».

Метки:

Обсуждение