«Пишите заявление о пропаже человека». Как в Гомеле люди стоят под РОВД, ИВС и СИЗО, чтобы найти своих

13.08.2020 в 15:13
Елена Бычкова, TUT.by

«Вытаскивайте шнурок из штанов — нельзя, курицу в вакуумной тоже убирайте», — предупреждает женщина в окошке за грубой толстой решеткой. На улице Междугородной в Гомеле — очередь из разных людей, которых теперь объединила общая печаль. Родные и близкие задержанных на акциях протеста теперь несут передачи мужьям, сестрам, сыновьям… Но это те, кому повезло отыскать своих. Многие так до сих пор и не знают, где они.

Родные и близкие задержанных 9, 10, 11 и 12 августа теперь знают адреса учреждений, про которые еще несколько дней назад даже и не слыхали.

У РОВД Центрального района женщина и мужчина уже час безуспешно пытаются узнать, где их сын Дмитрий.

— Дима стоял на остановке с девушкой, шел ОМОН, заломали и увезли. Написал в полвторого СМСку, что он в отделении милиции. Через две минуты снова написал, что повезли в СИЗО. Больше о сыне ничего не слышала. Сегодня приехала туда — говорят такого у них нет, потом сказали: «Ожидайте». Вот жду.

У изолятора временного содержания на Междугородной очередь из людей. Обстановка нервная.

— Я потеряла брата. Уже два дня ищем, нигде нет. Уже везде была. И у вас тоже нет. Так где он? — обращается в окошко девушка.

— Пишите заявление в милицию о пропаже человека — найдут быстро. Мы, правда, не знаем, где он. У нас не хватает мест: людей теперь возят и в другие ИВС — в Брагин, Речицу, Светлогорск.

— А как туда позвонить?

— В 109 позвоните!

Светлана пришла под ИВС с братом мужа — его самого забрали вечером 9 августа прямо из-под подъезда. Уже был суд — дали 15 суток.

— У нас в Урицком тоже выходили люди. Олег вышел покурить под подъездом. Как был в шортах и шлепках, так и забрали. Позвонил в три часа ночи сообщил, что в РОВД.

Татьяна рассказывает — сын Юрий проголосовал и пошел с друзьями на площадь. Утром звонит: «Я в милиции». — «За что?» — «За то!»

До Виктории вечером 9 августа не дошел брат Юрий.

— Брат шел ко мне в гости. Мы с ним созванивались, сказал, что через полчаса будет у меня. А через полчаса уже позвонил, что он в автозаке. Сказал, хватали всех подряд — ну и он попался. Брат сказал, что ему обещали, что проведут профилактическую беседу и выпустят, но в пять утра позвонил и сказал, что везут в ИВС. Вчера я бегала по всему городу. В РОВД сказали, что в ИВС, в ИВС — что списков нет. Звоните в 9 утра. Но там по этому номеру просто никто не поднимал трубку. Сегодня тоже дозвонилась только к обеду — сказали, что такого в списках нет.

Татьяна приехала из Ветковского района — в ИВС ее сын Сергей.

— Вышли с друзьями из кафе, шли на остановку на площади Ленина и пропали.

Арина принесла передачу парню. Дмитрия забрали 9 августа. Позвонил и сообщил, что он в автозаке. А потом — все как у всех: РОВД, ИВС, СИЗО, снова ИВС и один ответ — «У нас его нет». Через два дня, когда удалось выяснить, что Дмитрий все-таки в ИВС, Арина собрала передачу, но тогда передать не разрешили. Вот сегодня девушка снова здесь.

Женщина с маленьким ребенком на руках пытается выяснить в окошке, как можно забрать ключи от квартиры и машины, которые были в момент задержания у мужа.

— Я в детском саду работаю, с детьми поехала в санаторий, сейчас приехала, а домой попасть не могу. Мой муж не выходил на площадь, не сигналил, но 11 августа включил в машине «Перемен» Цоя и ездил. Дали 20 суток.

У СИЗО людей еще больше.

Юля принесла теплые вещи и продукты мужу. В половине десятого вечера они с мужем, родственниками и детьми шли от универмага по Советской.

— На пересечении Комсомольской и Советской милиционеры вели молодого парня. И прохожие начали возмущаться, что, мол, совсем ребенок еще. Мы остановились и тоже стали наблюдать. С одной стороны два милицейских автомобиля подъезжают, с другой — автозак. Мы не успели даже среагировать. Они хватали всех — и мужа под руки увели.

Сразу после этого Юлия с родными поехала к РОВД, но добиться ответа, где ее муж, так и не смогла. «Более того, рассказывает женщина, вскоре вышли омоновцы и стали кричать на нас, чтобы уходили. Вели себя агрессивно. Нам пришлось уехать».

Группа ребят пришла к другу Александру. Его задержали прямо у них на глазах.

— Вечером 9 августа мы сидели в «Кунжуте», туда зашел ОМОН и просто забрали оттуда Сашу. Зашли пять человек и сказали ему «Пройдемте». Нас не тронули. Уже был суд — дали 10 суток.

Катерина, чтобы передать мужу Юрию передачу, простояла под ИВС три часа. И у нее своя история.

— 9-го мы стояли на перекрестке у театра, пили кофе. Подошли омоновцы и сказали, что здесь митинг и вы участники. Мы ответили, что мы живем в свободной стране и будем пить кофе там, где хотим. Ну и все. Мужа забрали.

Очереди под следственным изолятором с каждым днем все больше.

Вчера, говорят люди, здесь закончились бланки-заявления на передачу продуктов и вещей. Без них передачи у родных задержанных и осужденных не принимают. Гомельчане сами делают ксерокопии образца, заполняют — и снова ждут.

Метки:

Обсуждение