«Какой из меня коррупционер, уволился и пошёл таксовать». Судят экс-директора коммунального предприятия

07.10.2019 в 22:52
Адар'я Гуштын, TUT.by, фото: Дарья Бурякина

Александр Ксенофонтов почти 17 лет проработал в системе ЖКХ Добрушского района, пока в отношении него не завели дело о коррупции. Ксенофонтова обвиняют в том, что он купил по завышенной цене насосы, чем нанёс ущерб государственному предприятию. Наш герой с этим категорически не согласен, говорит, что заключил сделку с единственной компанией, которая была готова работать по бартеру, и насосы в итоге принесли прибыль. В поддержку Александра Ксенофонтова выступили его бывшие работники и руководство района.

Александр Ксенофонтов приезжает в редакцию с большим пакетом документов. Последние два года он только и делает, что доказывает свою невиновность. Говорит, до последнего надеялся, что правоохранительные органы разберутся и дело закроют за отсутствием состава преступления, но гособвинитель в суде запросил для него три года лишения в колонии усиленного режима — за превышение служебных полномочий (ч. 3 ст. 426 УК).

— Я категорически не согласен с обвинением, — говорит наш герой. — Никакого ущерба предприятию я не нанес. Наоборот, новые насосные установки помогли сэкономить ресурсы. При этом ни копейки «живых» денег на покупку оборудования затрачено не было.

Согласно обвинению, Александр Ксенофонтов, будучи генеральным директором предприятия «Добрушский коммунальник», при закупке оборудования превысил служебные полномочия. В чем это выразилось? Не провел маркетинговое исследование рынка, чтобы найти поставщика с наименьшей ценой. Не произвел сравнение цен у завода-изготовителя и поставщика оборудования. Не запросил у поставщика накладные по приобретенному товару, а также таможенные декларации. Все это, по мнению следствия, привело к тому, что не был соблюден принцип конкуренции. То есть при проведении закупки участвовала только одна компания — «Завод энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго», с ней и был заключен договор на поставку пяти насосных установок.

Заключать договор только с одним поставщиком можно, но для этого должны быть соблюдены условия: выбранный на конкурентной основе подрядчик отказался поставить товар, организация обладает исключительным правом на производство товара, по проведенной закупке товар не поставлен в оговоренный срок, проводятся ремонтные работы, внедряются новые технологии и приобретается опытная партия товара. Ничего из вышеперечисленного под сделку между «Добрушским коммунальником» и «Заводом энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго» не подходило.

Вот как ситуацию объясняет бывший директор коммунального предприятия:

— Пришло время менять пять насосных установок. Перед нами стоит задача в том числе исполнять государственную программу по энергоэффективности. По закону, мы могли приобрести только отечественное оборудование. Свободных денег на покупку на счету предприятия не было. Поэтому мы искали поставщика, который согласится поставить оборудование в счет перевода долга. У предприятия «Гомельстекло» была большая задолженность за наши услуги. «Завод энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго» согласился взять товар — стекло — в счет поставки насосов. И предоставил документы, что у них белорусская продукция. Ни одна другая компания без предоплаты, по бартеру работать не хотела. По сути, для нас это был единственный шанс купить насосы. Не пошли бы на это — периодически люди оставались бы без воды. За пять лет экономический эффект от закупки насосов составил более 35 тысяч рублей.

По словам Александра Ксенофонтова, проблемы начались, когда с внеплановой проверкой на предприятие пришли специалисты Главного контрольно-аналитического управления Гомельского облисполкома.

— В акте проверки указано, что мы приобрели не насосные установки, а комплект изделий, что их рыночная стоимость около 14 тысяч рублей, а цена по договору — свыше 92 тысяч рублей. То есть насчитали ущерб свыше 78 тысяч рублей, — поясняет Ксенофонтов.

Результаты проверки легли в основу уголовного дела. Параллельно в Могилевской области шло разбирательство по предприятиям, которые также, как указывало следствие, покупали у «Завода энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго» продукцию по завышенной цене.

В марте 2019 года был оглашен приговор по крупной афере в Могилевском ЖКХ. Председатель собрания акционеров «Завода энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго» Андрей Садыков осужден на 9 лет лишения свободы. По версии следствия, Садыков действовал от имени нескольких юрлиц, продавал оборудование под видом белорусского по завышенной до 13 раз цене. В качестве аргументов использовал ссылки на «соответствующую директиву президента», по которой коммунальники якобы должны закупать именно его оборудование. Также за заключение договоров поставки насосного оборудования Садыков предлагал руководителям предприятий ЖКХ откаты: как правило, 3−5% от суммы заключенных договоров. Свою вину Андрей Садыков не признал.

— После проверки уголовное дело в отношении меня прекратили — нет состава преступления, — показывает Александр Ксенофонтов документы из Гомельской областной прокуратуры. — Но как мне объяснили: не может быть так, чтобы в Могилеве людей осудили, а в Гомеле ни одно дело не дошло до суда. Расследование возобновилось, два года все это продолжалось и вот дошло до суда.

Аргументы у Ксенофонтова следующие: во-первых, была произведена не закупка, а товарно-обменная операция (стекло за долги — на насосы), то есть деньги «Коммунальник» поставщику не перечислял. Во-вторых, от закупки именно этих насосов был получен экономический эффект — более 35 тысяч рублей. В-третьих, насосные установки поставлены как единое целое, произведенное в Беларуси (по техпаспорту), а ущерб рассчитан по стоимости комплекта изделий. В-четвертых, еще до начала суда по уголовному делу «Добрушский коммунальник» обратился в Экономический суд Гомельской области, чтобы обжаловать выводы ведомственной проверки, и суд встал на сторону предприятия — решение суда вступило в силу.

— У руководителя есть право на деловой риск, это закреплено директивой № 4, — говорит Ксенофонтов. — Время показало, что мы сделали правильный выбор: установки дали хороший экономический эффект, за пять лет оборудование ни разу не выходило из строя, вода планово поступала, не было жалоб от жителей. В экономическом суде представитель облисполкома заявила, что правильным было, если бы мы сами реализовали стекло в счет долга, а за вырученные деньги купили комплектующие, сами все установили и тогда бы мы сэкономили гораздо больше. Но, во-первых, мы не торговая организация, чтобы брать товары на реализацию. Во-вторых, даже если бы мы продали стекло, деньги, которые бы поступили, автоматически списали в счет погашения обязательных платежей, у нас же куча долгов. То есть свободных денег на покупку оборудования попросту не было. Ждать, что с нами рассчитаются все должники, тоже было наивным. А задача выполнять госпрограмму по энергоэффективности стояла. Не поставь мы тогда эти насосы, до сих пор работали бы на старом оборудовании. И это привело бы к тому, что периодически люди оставались бы без воды на время ремонта старого оборудования.

По уголовному делу был допрошен главный энергетик, который непосредственно работал с новыми насосами. Он пояснил следствию, что оборудование меняли, поскольку выполняли программу по снижению энергопотребления, которая предусматривает в том числе замену энергозатратного оборудования. Согласно показаниям специалиста, Ксенофонтов знал, что цена «Завода энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго» завышена в несколько раз, но только с этим предприятием договорились о расчете в счет перевода долга. «Все равно нам этих денег не видать, они пусть разбираются, а мы будем с насосами», — процитировал свидетель на допросе гендиректора.

— Должники нашего предприятия долгое время не отдавали долги, истребовать их было очень тяжело, — отмечено в показаниях главного энергетика.

Также из его показаний следует, что фактически насосные установки были не производства «Завода энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго», а состояли из комплектующих иностранного производства, на что Ксенофонтов сказал, что «ему это известно, но так как у завода имеются документы, что оборудование производства РБ, можно будет считать, что госпрограмма выполняется, происходит за счет отечественных производителей». Главный энергетик также подчеркнул, что качество поставленного оборудования их устраивало, прежде всего потому, что удалось снизить показатели по энергозатратности.

Была ли у Ксенофонтова личная выгода заключать договор с «Заводом энергоэффективного оборудования «Белмашпроектэнерго»? Никаких денег, совместного отдыха и ужинов в ресторанах в материалах дела нет. По версии следствия, Александр Ксенофонтов совершил преступление из «иной личной заинтересованности — карьеризм, стремление продемонстрировать свою значимость как руководителя, способного решать поставленные перед ним задачи, а также уклонение от ответственности за невыполнение доведенных показателей».

— Я работал гендиректором «Добрушского коммунальника», это самая высокая должность в организации, поэтому я не понимаю, о каком карьеризме идет речь — говорит Ксенофонтов. — Я являюсь гражданином Российской федерации. Я по закону не могу быть госслужащим. Несколько раз мне предлагали должности в райисполкоме, для этого нужно было отказаться от российского гражданства и принять белорусское, а также пройти обучение в Академии управления при президенте. Я всегда отказывался, так как люблю работать на производстве и не хочу быть чиновником. То, что я старался выполнить план — чистая правда, но не знал, что это может быть признаком преступления. Никакие специальные премии за экономию средств в связи с покупкой тех самых насосов я не получал.

Все время, пока идет следствие и суд, Александр Ксенофонтов находится на свободе — под залог в 300 базовых величин. Чтобы заплатить его, ему пришлось взять кредит.

— Вот такой я «коррупционер», беру кредит, чтобы остаться на свободе под залог, и теперь каждый месяц возвращаю по 400 рублей. Вот буду второй кредит брать, чтобы заплатить адвокату, — говорит он. — Как началось разбирательство по уголовному делу, я сам уволился, взял у дочери машину и поехал в Гомель таксовать. Но вскоре машину забрали на штрафстоянку.

В материалах дела есть характеристика, которую Александру Ксенофонтову предоставила глава Добрушского района Ольга Мохорева: «За время работы проявил себя с положительной стороны. Инициативный, умелый руководитель, хорошо знает специфику работы, ответственно подходит к порученному делу и добивается хороших результатов, отличается исполнительностью, принимает обоснованные решения. Пользуется авторитетом среди коллег, работников и руководителей организаций района». В поддержку бывшего руководителя высказались и его коллеги — более 200 подписей они направили в Администрацию президента.

Обсуждение

Загрузка...