Экс-начальник ТЭЦ Городейского сахарного комбината выступил в суде по делу об арсенале с последним словом

01.07.2019 в 12:11

В понедельник в суде Гомельского района выступил с последним словом обвиняемый по делу об оружейном арсенале, бывший начальник ТЭЦ Городейского сахарного комбината Леонид Штейн. Свою вину обвиняемый признал полностью, но просил не конфисковывать имущество.

Фото: Оксана Петрова

В начале своего последнего слова Штейн попросил прощения у суда, гособвинителя и адвокатов: «Если во время судебного слушания обидел кого-то неосторожным словом, фразой… Свою вину признаю полностью и раскаиваюсь. Но выражаю несогласие в связи с конфискацией имущества, которое приобреталось семьей совместно, последовательно, законно. Тем более, что я не извлекал материальной выгоды из своих поступков и не нанес финансовый ущерб государству (…) Находясь в местах заключения, мы вряд ли станем лучше, зато, находясь на свободе, мы сможем принести гораздо больше пользы для нашей страны и общества, если нам будет дан шанс исправиться» — сказал обвиняемый.

Напомним, Леонид Штейн уже 10 месяцев находится за решеткой.

7 сентября в агрогородке Красное под Гомелем милиция остановила его автомобиль. Оперативники заглянули в авто — и увидели в нём автомат Калашникова, пистолеты Макарова и ТТ, гранаты и взрывпакеты. При обыске по месту жительства задержанного в поселке Городея Несвижского района правоохранители обнаружили еще более впечатляющий арсенал: пулемет, пять автоматов, по 10 винтовок и пистолетов, 28 гранат, 265 взрывных устройств, 2 кг взрывчатых веществ и около 10 тысяч патронов различного калибра.

На вопросы «откуда все это?» и «зачем?» Штейн рассказывал сначала следователям, а затем в суде, что является охотником и рыболовом, а также коллекционирует оружие, хотя и знает о незаконности такого увлечения. Первый пистолет в его коллекции появился в 90-х, достался в наследство от дедушки. Ну, а дальше все переросло в страсть.

«Имел столько оружия, потому что мало ли что случится, в дороге, например. Резко, как в Украине. А ты не готов», — ранее объяснял суду свое увлечение Штейн.

Вскоре оперативники задержали и тех, кто продавал Штейну оружие — жителя Лунинецкого района Василия Грицкевича и жителя Столбцов Николая Домбровского.

Обвиняемый Василий Грицкевич до задержания работал егерем и не скрывает, что действительно продавал Штейну винтовки. Но сам их не приобретал: оружие у него было от отца и деда, находил его на территории дома и двора.

Бывший спецназовец и командир взвода Николай Домбровский обвиняется в реализации пулемета, взрывчатых веществ и гранат Леониду Штейну, а также в изменении модификации оружия — переделке холостого в стреляющее. Речь идет о макете автомата Калашникова, в котором фальшствол был заменен на настоящий, вставлен рабочий затвор вместо имитации, и других манипуляциях с оружием.

Домбровский полностью отрицает свою вину, а инкриминируемые ему деяния назвал на суде «полным бредом и клеветой». Он говорил, что не продавал Штейну ни пулемет, ни гранаты, ни взрывчатые вещества. «Чтобы это продавать или передавать кому-то, надо это иметь. У меня провели двадцать обысков и нашли только горсть ржавых патронов, и все», — подчеркнул бывший спецназовец.

Ранее гособвинитель запросил для Штейна 7 лет колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Для Домбровского 8 лет усиленного режима с конфискацией и лишением воинского звания «капитан». Для Грицкевича — 6 лет с конфискацией.

4 июля суд вынесет обвиняемым приговор.

В тему:

«В школе слишком сильно привили любовь к оружию». Обвинитель попросил 7 лет для обладателя небывалого частного арсенала, которого задержали под Гомелем

Откуда и зачем столько оружия? Начался суд над до зубов вооружённым начальником ТЭЦ, которого задержали под Гомелем

Обсуждение

Новости партнёров