Приговорённый к расстрелу за убийство двух девушек просил изменить статью — на убийство «при самообороне»

14.05.2019 в 22:27
Ксения Ельяшевич, TUT.by, фото: Вадим Замировский

Сегодня в Верховном суде рассматривали апелляцию на смертный приговор 36-летнему Александру Осиповичу. Это его признали виновным в жестоком убийстве двух девушек в Бобруйске летом 2018-го: их тела нашли в ванной, где они пытались спастись. Сам обвиняемый просил оставить его живым, более того — изменить обвинение с умышленного убийства на убийство при обороне. Но Верховный суд оставил приговор без изменений.

Убийство в Бобруйске: на телах девушек насчитали 93 травмы

Напомним, рано утром 20 июля 2018-го в милицию Бобруйска позвонила испуганная девушка и прокричала, что вместе с подругой они заперлись в ванной, а к ним ломится мужчина. Она смогла назвать только улицу и номер квартиры (неправильный), после чего звонок оборвался.

По камерам отследили, что ночью из местного кафе на такси с незнакомцем уехали две подруги. Увы, девушек нашли уже погибшими, им было 26 и 27 лет. Одна, по заключению экспертов, получила 77 телесных повреждений, у второй — 16 ран. Это были удары ножом, молотком и руками.

Они попали в эту квартиру из кафе «Престиж», где накануне по отдельности отдыхали и пили. Мужчина много «принял» еще до того, у девушек опьянение оценивали на уровне от трех промилле. После закрытия кафе, когда мужчина ждал свое такси, подруги попросили заодно подвезти их домой. Но по дороге купили пива и оказались в итоге у него.

«70 процентов всех дальнейших событий я не помню, — говорил в суде обвиняемый Александр Осипович. Хотя упоминал версию, якобы те что-то подсыпали ему в алкоголь и, может, приехали со своими намерениями. — Что могло меня спровоцировать на такие действия, я не знаю. Сам я человек добрый и сентиментальный».

Перед приговором он просил прощения и просил не лишать его жизни. Но матери убитых девушек рассуждали иначе: «Пусть он там [на том свете] перед ними покается».

На совести мужчины не одна жизнь: ранее он был судим за причинение тяжких телесных повреждений, от которых погиб человек. Кроме того, были судимости за грабеж, кражу, злостное хулиганство — а всего почти 12 лет, то есть треть жизни, он провел на зоне.

По приговору с него должны взыскать в адрес потерпевших более 100 тысяч рублей. Пока не ясно, где возьмут эти деньги: мужчина на момент убийств был безработный, квартира принадлежит матери, а сам снимал жилье вместе с сожительницей. Семьи у него нет.

Обвиняемый: прошу переквалифицировать на убийство при обороне

Обвиняемый Александр Осипович в начале суда заявил, что просит перенести процесс на другой день. Он считает, нужно повторить психолого-психиатрическую экспертизу, мол, «неправильно были выявлены качества моей личности». А еще изучить давнюю травму головы и телесные повреждения, «которые могли быть причинены мне обнаруженным молотком» (одно из орудий преступления).

«Прошу изменить приговор: переквалифицировать обвинение [с убийства] на статью 143 Уголовного кодекса (Убийство при превышении пределов необходимой обороны)», — вдруг заявил мужчина в клетке. За такое, напомним, грозит максимум два года в колонии.

На процессе присутствует мама одной из убитых девушек. Она считает, что не нужно идти на поводу мужчины, суд и так раньше все детально изучил.

«Тогда его каждый раз спрашивали о здоровье, и все было хорошо. А как только вынесли расстрельный приговор, то начались эти ходатайства. Он опять выбрал новую линию защиты. Хочет продолжить жить? Девочки тоже хотели, но он им не позволил!».

В зале поднялась с места еще одна женщина, это мать обвиняемого. Она хочет, чтобы расстрел заменили на колонию и позволили работать, чтобы сын погасил иск родным убитых.

Апелляцию на приговор изучают три судьи под председательством Руслана Анискевича, зампреда Верховного суда. Они отказали в удовлетворении ходатайств мужчины, а затем зачитали собственно жалобу Александра Осиповича на приговор:

«Указывает на неполноту и односторонность следствия. (…) Из-за алкоголя помнит не все, но настаивает, что не было умысла на жестокое убийство. Полагает, что девушки собирались совершить кражу из квартиры, — зачитывает судья. — Что часть телесных повреждений девушки могли получить о предметы обстановки, когда он выталкивал их из квартиры и когда они падали в ванне. Совершили на него нападение, закрылись в ванне, позвонили в милицию и начали инсценировать. (…) Защищаясь стал бить их и не мог себя сдерживать, поскольку одна из девушек пыталась его убить ножом (…) Все произошло под влиянием аморальных действий девушек».

Фигурант и адвокат уверяют, что тот убил девушек обороняясь и нужно учесть его явку с повинной и раскаяние. Родные убитых возмущены услышанным.

«Как можно говорить о его раскаянии, когда такое о девочках говорит! Это зверь в клетке. Так страшно убить, 77 ударов у моей девочки было, я гроб не открывала и в закрытом хоронила. (…) Он как был, так и остался зверем, которого надо истреблять, — говорит мать одной из убитых девушек. — Материнская боль никогда не утихнет, и даже если расстреляют, я на том свете буду его проклинать».

Женщина уверена: казнь будет справедливой, потому что «девочки мучились и просили выпустить, а эта мразь их не пожалела».

Сам обвиняемый Александр Осипович в последнем слове повторял: это сами девушки напросились в гости и якобы хотели его ограбить, нападали с ножом и молотком, а когда выхватил оружие, то в голове помутнело, «надо спасаться, надо защищаться».

«Мои действия оказались очень чрезмерными. Убить я не хотел, (…) а в сырую могилу меня хотят засунуть», — отвел он глаза от записей. Он десять минут зачитывал свою версию событий, голос сорвался, только когда говорил о своей жизни.

Фото: Вадим Замировский

«Желания убить просто ради того, чтобы убить, у него не было», — поддерживает адвокат его позицию. Всего у обвиняемого два адвоката.

«Обвиняемый представляет опасность для общества, и суд обоснованно назначил ему наказание в виде казни», — считает прокурор. Суд удалился в совещательную комнату для принятия решения.

После двух часов в совещательной комнате судьи огласили: приговор оставить без изменения.

«Вы вправе подать ходатайство о помиловании на имя президента, а родные могут сейчас увидеться с осужденным» — добавил судья Анискевич.

Обсуждение

Загрузка...