Суд вынес приговор россиянке, которая родила в белорусском СИЗО. В колонию в Гомеле с ней поедет сын

05.12.2018 в 18:27
Екатерина Пантелеева, TUT.by

Суд вынес приговор россиянке, которую в Беларуси обвиняли в сутенерстве. По словам защитника Антона Гашинского, женщину приговорили к 5 годам и 6 месяцам исправительной колонии общего режима. Вместе с ней в колонию поедет сын, которого она родила в октябре.

Иллюстрация: Анастасия Ковалевская

Напомним, по версии гособвинения, в разное время в России «действуя группой лиц с неустановленным лицом по предварительному сговору из корыстных побуждений…» Ирина предложила трем девушкам заниматься в Минске проституцией. Она помогла им добраться до Беларуси, решить здесь вопросы с квартирой и разместить анкеты в интернете. Они ей должны были перечислять установленную сумму.

Ирину обвиняли по части 2 статьи 171 «Организация и (или) использование занятия проституцией либо создание условий для занятия проституцией».

«Камера, в которую меня посадили [после допроса], была с темно-серыми стенами, практически черными, и тусклой лампой. В такой обстановке без общения просто хотелось лезть на стену. Периодами казалось, что понемногу теряю рассудок. Иногда по просьбе мне открывали небольшое окно в двери, откуда проходил свет и доносились голоса. Эта мелочь помогала прийти в себя», — вспоминает Ирина о своих первых днях в изоляторе временного пребывания.

— По вовлечению в занятие проституцией уголовное дело прекращено, — комментирует ситуацию защитник Антон Гашинский. — По использованию занятия проституцией, связанному с ввозом девушек в Беларусь, Ирине назначено наказание в виде 5 лет и 6 месяцев лишения свободы с конфискацией.

Отбывать наказание Ирина будет в женской колонии в Гомеле.

— В колонию вместе с ней поедет и ребенок, — продолжает защитник. — Небезразличные люди собрали все необходимые вещи. Мы передадим их молодой маме.

«В начале октября я родила в больнице малыша. На протяжении всего времени, что я находилась там, со мной был конвой в составе трех человек. Первые полтора дня, когда ребенка приносили только на кормление, меня пристегивали наручниками к кровати», — рассказывала ранее обвиняемая.

Ирина замужем. На суд к ней из Гусь-Хрустального приезжала тетя. С супругом племянницы она общалась мало.

«В женскую консультацию меня вели в наручниках трое конвоиров. В тот момент пришло осознание, что разницы между преступником, рецидивистом, маньяком, убийцей и беременной женщиной не существует. На приеме у врача я в первый раз в жизни испытала жалость к себе», — вспоминала свои ощущения россиянка перед отправкой в изолятор, ещё до родов.

— Отец Иры с ребенком не справится, я — работаю. Декрет мне никто не даст, потому что я тетя, — поясняла она тогда ситуацию. — Бабушка, дедушка — пожалуйста, а тетя — нет. Пока ребёнок будет с ней. Мы бы и сами хотели, чтобы малыш с Ирой остался, чтобы они привыкли друг к другу.

Как быть с внуком, рассуждала Вера Сергеевна, будут думать после приговора. Одно она знала точно: в детский дом малыш не попадет.

Обвиняемая планирует обжаловать приговор.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...