Почему в Беларуси могут запретить фотографировать людей на улице и как с этим жить

15.11.2018 в 17:02
Наталья Костюкевич, TUT.by

В Беларуси могут запретить использовать фотографии и видео с изображением человека без его разрешения. Конституционный суд изучил, как в гражданском законодательстве регулируется этот вопрос, и пришёл к выводу, что есть правовой дефект. Почему возник такой вопрос, как он решается в других странах и можно ли будет фотографировать людей на улице без их согласия?

«Почему он должен снимать, если я не хочу?»

Конституционный суд изучил, как в гражданском законодательстве регулируется вопрос «использования и охраны изображения гражданина». Дело рассматривали по обращению общественного совета при МВД и Белорусской республиканской коллегии адвокатов. В итоге пришли к выводу, что стоит внести изменения в Гражданский кодекс.

В обращении коллегии адвокатов в КС было указано, что сегодня «распространение изображений граждан, изготовленных посредством фото- и видеосъемки, в средствах массовой информации и глобальной компьютерной сети Интернет в ряде случаев сопряжено с нарушением их прав и законных интересов. Использование изображения гражданина без согласия изображаемого является вторжением в его частную жизнь, а также нарушением права на личную тайну».

Общественный совет при МВД отмечал, что обеспечить такое право нужно в том числе для сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск при исполнении.

В Конституционном суде TUT.BY пояснили, что, изучив вопрос, пришли к выводу: проблема действительно существует. И свое решение по этому вопросу направили в Совмин.

— Предложено подготовить проект закона и внести его в Палату представителей. Совет министров будет реализовывать это решение, изучать дополнительно практику, запрашивать мнение заинтересованных госорганов, — отметили там.

В Белорусской республиканской коллегии адвокатов от комментариев по поводу инициативы отказались.

Депутат, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Вадим Девятовский высказал свое мнение по поводу инициативы. Также он входит в общественный совет при МВД.

Он рассказал, что вопрос возник не на пустом месте: некоторые специально провоцируют сотрудников органов внутренних дел, снимают их и показывают в неприглядном свете.

— Мы знаем о случаях, когда человек явно нарушает порядок и просто провоцирует сотрудника МВД на рабочем месте на какие-то действия. Снимает это, а затем публикует кадры в неприглядном виде, выдергивая что-то из контекста. А это может дискредитировать человека. Представьте, что сотрудник МВД живет в небольшом городе. Кто-то взял, начал его провоцировать и стал при исполнении служебных обязанностей снимать. При этом сотрудник МВД ведет себя культурно и вежливо, а человек, который его снимает, — по-хамски. Сегодня такого рода вопросы не отрегулированы законодательством. А ведь у нас есть понятие личной неприкосновенности, семейной тайны, деловой репутации… Это все очень важно. При этом данный вопрос стоит зарегулировать в целом, а не только по сотрудникам МВД. Ведь человек может не хотеть, чтобы его снимали в парке, гуляющего с сыном. Это его частная жизнь, — заметил Вадим Девятовский.

По его словам, пока неясно, какая конкретно норма может появиться в Гражданском кодексе, но уже сейчас он предлагает в парламенте организовать круглый стол по этому вопросу. А на него пригласить всех заинтересованных, в том числе общественные объединения и журналистов.

— Вопрос есть. Мне кажется, он назрел. Сегодня у многих есть телефоны с камерами, и человек может влезть в частную жизнь другого человека. И почему он должен снимать, если я не хочу, чтобы меня снимали? — задается вопросом депутат. — Сегодня важно, чтобы эту инициативу обсудили на парламентской площадке. Пусть подключатся профессионалы, которые знают зарубежный опыт и законодательство других стран. Во многих странах эти вопросы отрегулированы. И сейчас такая ситуация возникла и у нас. Ведь часто идет провокация и дискредитация людей. И у человека, который снимает, задача не защитить правду, а подорвать репутацию, выдернуть из контекста и сделать вброс, который будет человека дискредитировать. А этому человеку потом с этим жить.

По словам Вадима Девятовского, в данной ситуации будут учитывать и права журналистов на сбор информации.

— Мы будем разделять профессиональную деятельность и непрофессиональную. Ведь когда пишет журналист, он несет ответственность за свои слова. И совсем другое дело, когда на форуме появляются анонимные комментарии, которые умышленно дискредитируют человека, в них переходят на личности. Все это нужно разграничивать.

По словам Вадима Девятовского обсуждение вопроса использования и охраны изображений граждан начнется «в самое ближайшее время».

Сегодня согласие на то, чтобы фотографировать на улице, не нужно

Адвокат Сергей Зикрацкий рассказывает, что сегодня по существующему закону согласовывать фотографирование человека и создание видео с его участием нужно только в ситуации вмешательства в его частную жизнь. Например, если вы фотографируете у него дома. В этом случае надо получать его согласие не только на само фото, но и на его публикацию.

Однако согласие вообще не нужно, если человек находится в общественном месте. Например, в парке, магазине, кафе, театре, на митинге или общественных обсуждениях. Распространять такое фото можно, даже если человек потом себя на нем узнает. Правда, здесь есть важное исключение. Нельзя, чтобы фотографию использовали в неправдивом контексте или как-то искажали факты.

— Нужно всегда смотреть, в каком контексте используется эта фотография. В комментарии к решению Конституционного суда шла речь о том, что на трибунах сфотографировали болельщика, а потом это фото разместили в контексте несанкционированного митинга. Это нарушение, потому что здесь искажен факт. Есть еще один момент: если газета публикует фотографию, чтобы иллюстрировать статью, а на ней есть люди, то мы должны учитывать контекст публикации и желательно под фото делать подпись, что оно носит иллюстративный характер. Нужно сделать так, чтобы у читателя было понимание, что этот человек на фотографии не имеет отношения к публикации.

Сергей Зикрацкий также отмечает, что по сегодняшнему законодательству в общественном месте также не нужно брать разрешение на фотографирование публичных людей: чиновников, артистов. В случае с частной жизнью такое согласие необходимо.

— В западных правовых системах есть понятие «публичные фигуры». И применительно к публичной фигуре ограничений должно быть меньше, чем к рядовому человеку. У нас такого понятия нет, и частная жизнь всех охраняется одинаково: независимо от того, чиновник это или обыкновенный рабочий.

Адвокат также отмечает, что сегодня в Беларуси есть уголовная ответственность за несанкционированное фотографирование человека, если он находится на своей частной территории. Это ст. 179 УК (Незаконные собирание либо распространение информации о частной жизни). По ней незаконный сбор и распространение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия, повлекшие причинение вреда правам, свободам и законным интересам потерпевшего, наказываются общественными работами или штрафом, или арестом. А если это сделали с помощью спецсредств, или это сделало должностное лицо, используя свои служебные полномочия, то можно даже лишиться свободы на срок до трех лет.

Сергей Зикрацкий отмечает, что пока неясно, как именно у нас могут изменить Гражданский кодекс в плане использования и охраны изображений граждан. При этом в России уже есть подобная норма. Это ст. 152.1 Гражданского кодекса РФ (Охрана изображения гражданина).

— По большому счету ничего страшного в этой статье нет. Там прямо сказано, что есть право на изображение и человек должен давать согласие на его использование. Предусмотрены случаи, когда это возможно без его согласия: если это общественный или государственный интерес, это сделано в публичном месте или он за это получил деньги. Все предельно понятно. И если наш законодатель будет регулировать эти правоотношения именно таким образом, то ничего страшного не будет.

С другой стороны, адвокат видит проблему в контексте обращения в Конституционный суд Министерства внутренних дел, которое не согласно, чтобы их сотрудников снимали при исполнении должностных обязанностей.

— Если это запретят, то это будет очевидным нарушением права на свободное распространение информации. Если это общественное место и я вижу сотрудника внутренних дел, почему я не могу его сфотографировать? Это представитель власти, и именно поэтому я тем более должен иметь возможность фотографировать. Он отражает интересы государства и следит за соблюдением правопорядка и законодательства. В такой ситуации у граждан, наоборот, должно быть больше прав и возможностей фотографировать сотрудников милиции. Если милиционер находится не в общественном месте, а пришел к вам домой, то у вас тоже должно быть право его снимать. Это же ваша личная жизнь, а не его. Его личная жизнь — это когда он у себя дома и не при исполнении.

Резюмируя, адвокат заметил, что не видит острой необходимости в том, чтобы сегодня регулировать вопрос охраны изображений гражданина, но если это сделают в рамках общих принципов законодательства и права на свободное распространение и получение информации, то особой проблемы тоже не будет.

— Мне кажется, что нам нужно более детальное регулирование вопросов частной, личной жизни. Здесь возникает больше вопросов, чем с правом на изображение, — говорит он.

Как фотографируют людей в Литве и Украине

С 25 мая 2018 года в Европейском союзе начал работать общий регламент по защите данных (General Data Protection Regulations, GDPR). В числе прочего он затронул и вопрос фотографий и запрета на распространение личных данных. Владимирас Ивановас, фотограф деловой газеты «Версло Жиниос» в Литве, рассказал, что когда регламент ввели, они сильно озаботились данным вопросом, но сейчас видят, что больших изменений не произошло.

Сейчас в Литве нежелательно публиковать в СМИ крупные портреты людей без их согласия, даже если их сфотографировали в общественных местах. Исключением, пожалуй, могут быть митинги или общественные обсуждения, когда люди понимают, что туда приходят журналисты и фотографы. По словам Владимираса, если на митинге человек будет показывать, что не хочет, чтобы его фотографировали, то тоже лучше сказать, что вы не будете использовать его фото.

Если человек был в общественном месте, например, магазине, театре, на митинге, и по фото сложно понять, что это именно этот человек, то такое фото можно публиковать без согласия. Здесь важен вопрос идентификации.

— Если вы снимаете людей на улице и на фото их невозможно идентифицировать, то публиковать такое фото можно без их согласия. Но если вы сняли крупным планом женщин и мужчин, которые пьют кофе в кафе, и они могут себя различить, то, по новым европейским правилам, нужно к ним подойти и спросить разрешение на публикацию, — говорит он.

Детей в Литве и раньше нельзя было фотографировать и публиковать их фото без согласия родителей до совершеннолетия. Также и раньше, и сейчас нельзя без согласия публиковать фото людей с инвалидностью, которая заметна и по которой легко человека идентифицировать.

На территории квартир, домов, офисов и на других частных площадках фотографировать и публиковать фото можно только с разрешения.

— Например, если ты снимаешь в офисе, говоришь, что представляешь такое-то издание и что фотографии людей будут храниться в архиве и использоваться в материале. Если кто-то против того, чтобы их фотографировали, могут поднять руки, и тогда вы удалите фотографии с ними. Мы и до новых регламентов так работали. Но сейчас, чтобы себя обезопасить, более четко все проговариваем, когда приходим на частную территорию.

Сотрудников внутренних дел при исполнении в Литве фотографировать и публиковать их фотографии можно.

Также важно, чтобы при публикации фото, даже если людей, на первый взгляд, сложно идентифицировать, не были искажены факты и фото использовалось в корректном контексте.

Фотограф из Украины Евгений Малолетка рассказывает, что у них на улице можно снимать всех. В том числе и сотрудников правоохранительных органов при исполнении.

— А вот с публикацией другая история. Тут имеет значение, какие фотографии и для чего будут публиковать. Допустим, это фото с протеста возле Верховной рады. Здесь работает закон о мирных собраниях. И если человек туда пришел, то он автоматически даёт свое согласие для фиксации его портрета на фото или видео, — говорит он.

Евгений отмечает, что если делает портрет человека для публикации, то обычно берет у него устное или письменное согласие. Если это снимок с улицы и, например, он сфотографировал девушку под зонтом, то такое согласие не берет.

— Теоретически можно было бы подойти и попросить разрешение на фото для публикации. Но это нереально: ведь ты фотографируешь много людей с зонтиками, а потом для публикации выбираешь одну фотографию.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...