«Она мне вазу, я ей — виски. Что подозрительного?» Как в Гомеле экс-начальник налоговой защищается в суде

25.09.2018 в 18:39
Елена Бычкова, TUT.by

«Костя, не молчи, защищай себя!» — советуют человеку по ту сторону клетки родные. «Мы с тобой!» — подбадривают его друзья и бывшие коллеги. В зале суда снова многолюдно. Продолжается процесс над бывшим начальником налоговой инспекции Советского района Гомеля Константином Трацевским. Экс-руководитель обвиняется в превышении служебных полномочий и взяточничестве.

Суд уже выслушал свидетелей и приступил к допросу обвиняемого. До этого в закрытом режиме были прослушаны аудиозаписи телефонных разговоров Трацевского, которые он вел, будучи еще начальником налоговой.

Подарки или взятка?

По обвинениям во взяточничестве Трацевский своей вины не признает.

Он рассказал, что с многими предпринимателями у него за годы работы сложились доверительные отношения.

— Неформальное общение со многими ИП необходимо было для эффективной работы. Это позволяет мне как руководителю держать руку на пульсе, знать о мыслях, делах, суждениях и, самое главное, о настроениях в предпринимательской среде, — пояснил суду обвиняемый.

Подобные неформальные отношения у него сложились и с С. — хозяйкой точки в торговом центре «Пятерочка». Именно ее подарки — вазу стоимостью 38 рублей и картину стоимостью 117 рублей — следствие расценивает как взятку. Но Трацевский с такой формулировкой категорически не согласен.

— Мы с С. раза три в месяц созванивались, виделись и обменивались новостями, поздравляли друг друга эсэмэсками с праздниками, обменивались подарками. Эту картину она подарила мне на 23 Февраля. Я, к примеру, на 8 Марта подарил ей виски и конфеты, что в этом подозрительного? — обратился к суду Трацевский.

Но, по мнению следствия, подозрительно другое — случай с отменой проверки в торговой точке предпринимателя С. В начале марта 2017 года подчиненные Трацевского отправились на проверку в один из павильонов торгового центра «Пятерочка». Однако довести проверочные мероприятия до конца им не удалось.

— Позвонил Константин Константинович и спросил, наши ли сотрудники находятся на проверке у С. Я сказал — да. Говорит, пусть уходят. Я позвонил и сказал, что начальник просит уходить, — рассказал бывший начальник отдела оперативно-рейдовой работы Александр Потоцкий, которого ранее в суде допрашивали в качестве свидетеля.

Впрочем сам обвиняемый объясняет: он не отменял проверку, а предотвратил ее незаконное проведение. По словам Трацевского, у сотрудников не было даже предписания на проведение проверочных действий на этом объекте.

— Саму проверку я не останавливал. Я вызвал Потоцкого и сказал, чтобы он разобрался. А он позвонил рейдовикам и сказал, что Трацевский отзывает проверку.

— Зачем после проверки С. вас благодарила и приглашала вас в магазин? — интересуется прокурор.

— Я не знаю. Если придираться к каждому «спасибо», то можно разных гипотез настроить. Она хотела в тот момент это сказать, она сказала. Хотела позвать и позвала.

— То есть вот это приглашение посетить ее торговый объект никак не связано с тем, что в отношении нее были прекращены проверочные действия? Правильно? — уточняет судья.

— Да.

«Как за эти 90 копеек вообще можно судить?»

Следующий эпизод связан с ИП Д., которая не пробила по кассовому аппарату чек на сумму 90 копеек, когда продала сотрудникам налоговой бутылку подсолнечного масла.

— Для меня этот эпизод начался с того, что зять Д., с которым мы постоянно пересекаемся по работе, так как он работает в одном из отделов облисполкома и мы проводим различные совместные мероприятия, сообщил мне о том, что в адрес нашей инспекции скоро поступит жалоба на моих сотрудников. Я заинтересовался, спросил в чем суть жалобы. И он мне рассказал, что во время недавней рейдовой проверки на рынке «Сельмашевские ряды» мои работники, проверяя его тещу, вели себя с ней крайне агрессивно, по-хамски и даже довели до слез.

Трацевский решил сам разобраться. Говорит, что прежде всего, чтобы избежать жалобы в адрес отдела. В итоге нарушительница отделалась предупреждением.

— Чем вы руководствовались при вынесении такого решения? — уточняет судья.

— Понимаете, ко мне как к руководителю идут с последней надеждой. Начальник должен быть добрым. Я всех обратившихся освобождал от штрафа. Есть, в конце концов, рекомендации ИМНС. Как за эти 90 копеек вообще можно судить и давать штрафы?

— По данному материалу были отягчающие обстоятельства?

— Было одно. Повторность нарушения.

— В телефонном разговоре зять Д. сказал, что завтра у вас в инспекции будет его теща и спросил, все ли будет хорошо? Что он имел в виду? — задает вопрос гособвинитель.

— А что должно было быть плохо? — недоумевает Трацевский.

«Меня „слушали“ около двух лет»

Следующий рассматриваемый в суде эпизод датируется июлем 2017 года. Сотрудники отдела оперативно-рейдовой работы налоговой инспекции Советского района получили от ОБОПиК информацию о том, что в Гомеле нелегально работает пиццерия. Сделали контрольную закупку — заказали пиццу. Курьер не выдал чек. Начальник отдела оперативно-рейдовой работы Александр Потоцкий с коллегой стали оформлять нарушение. Через 10 минут на место подъехал мужчина, представился владельцем пиццерии. В нем Потоцкий узнал Р. — знакомого своего начальника и решил позвонить Трацевскому.

На вопрос прокурора, зачем он это сделал, тот ответил: чтобы поставить в известность руководителя, что пиццерия работает легально.

— А было ли до этого, что Трацевский просил вас, если будут какие-либо материалы в отношении этого его знакомого Р., чтобы вы ему докладывали или не оформляли какие-то нарушения? — спросил тогда у Потоцкого прокурор.

— Я не помню, — ответил тот.

Трацевский с обвинением по этому эпизоду также категорически не согласен.

— Мотив, по которому Потоцкий мне тогда позвонил, мне до сих пор совершенно непонятен. И мне непонятны выводы следствия, которое видит в этом эпизоде мою заинтересованность. Вы же слышали запись разговора. Я ни о чем его не просил. Я настаиваю, что ни курьера, ни директора пиццерии я не знаю, а владельца, товарища Р., я видел 2−3 раза в жизни. Никаких отношений я с ним не поддерживаю. Меня слушали около двух лет, и соединений с номером Р. не зафиксировано. Возможно, Р. и просил Потоцкого о чем-то, и это сугубо их отношения — и в этой истории я явно лишний. Потоцкий во время проверки общался с Р. Но, воспользовавшись моим именем, самостоятельно принял решение проверку закончить. Я таких указаний не давал.

Еще один случай, за которое зацепилось следствие, был в павильоне ТЦ «Мандарин». В ИМНС поступила анонимная жалоба на предпринимателя Г. о том, что в ее торговом объекте имеются нарушения: не выдаются чеки, есть товары без документов, производятся незаконные валютные операции. Сотрудники налоговой отрабатывали обращение — снова через контрольную закупку. Нарушений не выявили. Однако, перепуганный появлением сотрудников налоговой, продавец позвонила хозяйке торговой точки. Та — Трацевскому. Трацевский — подчиненным.

— Мне позвонил начальник, сказал, что хозяйка точки, где мы сейчас находимся, — его невеста, и попросил не пугать девушку, — рассказывал ранее во время своего допроса свидетель Потоцкий.

Сегодня прокурор уточнил у обвиняемого, зачем после звонка Г. он позвонил и Потоцкому?

— Чтобы узнать, что там происходит.

— Зачем вы ему сказали, что Г. — ваша невеста?

— Шучу я так. Мы знаем друг друга на протяжении 20 лет, я испытывал когда-то к ней хорошие чувства.

— Почему тогда она после этого в своих телефонных разговорах с подружками двое суток рассказывала о своих нарушениях и о том, что этот вопрос решила через вас?

— Что я могу тут сказать… Это просто девушка.

По этому эпизоду Трацевский также своей вины не признает.

 — Утверждение следствия о том, что я завуалированно отдал устное указание сотрудникам о формальном проведении проверки без выявления нарушений и их документирования, не выдерживает никакой критики. Ведь никаких нарушений на точке и так выявлено не было — и об этом все говорят в своих показаниях. Зачем тогда мне было давать какие-то указания? — задается вопросом Трацевский.

Также он напомнил суду, что по этому эпизоду ему изначально вменялось еще и получение взятки от Г. — вязаной шапки и шарфа. Но впоследствии эти обвинения были сняты.

Напомним, 42-летний Константин Трацевский был задержан в марте этого года. Следствием установлено, что по устным указаниям начальника налоговой его подчиненные, несмотря на выявленные в ходе проверок в некоторых объектах торговли нарушения, прекращали дальнейшие проверочные действия. Таким образом виновные лица избегали административной ответственности.

Гособвинение считает, что своими действиями Трацевский «превысил предоставленные ему как должностному лицу полномочия и возложенные на него обязанности, дискредитировал представляемый им орган государственного управления и создал представление о его коррумпированности, подорвал авторитет органов власти и государственного управления, чем причинил существенный вред государственным общественным интересам».

На данный момент в суде оглашены все материалы дела. Впереди — прения и приговор.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...