PRO Гомель в соцсети ВКонтакте

«Коржича не забрали из медпункта, телефон не работал». В суде рассказали о последних минутах жизни рядового

30.08.2018 в 21:34
Катерина Борисевич, TUT.by, фото: Дарья Бурякина

В четверг, 30 августа, Минский областной суд продолжил рассматривать уголовное дело, по которому сержанты обвиняются в доведении до самоубийства 21-летнего Александра Коржича. Сегодня во время допроса свидетель Александр Кудра рассказал, что 26 сентября его и Александра Коржича вместе выписывали из медроты. Их довели до медпункта, фельдшер пытался дозвониться в роту, но телефон в тот день не работал.

Евгений Барановский

После того как тело Александра Коржича нашли в подвале медроты,
одним из самых часто задаваемых вопросов стал: как могли потерять в армии солдата на семь дней? Коржич пропал 26 сентября во время выписки, а нашли его мертвым 3 октября.

24-летний свидетель Александр Кудра осенью 2017 года служил в Печах, сейчас работает инженером на заводе. Кудра — тот самый солдат, вместе с которым 26 сентября выписывали Александра Коржича. До этого они были не знакомы, тесно не общались. Выписывали военнослужащих около 10 часов утра 26 сентября.

Евгений Барановский с адвокатом

— Забрал нас из медроты какой-то сержант и повел в медпункт, нас было человек 10, кто-то шел сдавать анализы. Коржич был обычный, ничего странного не заметил, — рассказывает в суде Александр Кудра.

— К нему кто-то подходил из обвиняемых? — уточняет прокурор Юрий Шерснев.

— Без понятия. Когда мы пришли в медпункт, некоторые пошли сдавать анализы, мы с Коржичем остались на первом этаже. Нами занималась фельдшер, она стала звонить в роту, чтобы нас забрали, но телефон в тот день не работал. Фельдшер вышла в коридор, где мы находились, и сказала: «Телефон не работает», — продолжает рассказывать свидетель Кудра.

О том, что звонков в роту из медпункта не поступало, в суде уже рассказывал командир роты Павел Суковенко. Он сейчас находится под стражей в ожидании суда.

Прокурор Юрий Шерснев

— Увидел в медпункте военнослужащих из своей школы, подошел к фельдшеру и попросил отпустить меня с ними в расположение. Я ушел, Коржич оставался в коридоре, — вспоминает Кудра.

Во время допроса в Следственном комитете свидетель рассказывал, что с Коржичем обсуждал вопрос, как добраться до школы, если телефон не работает. После этого Александру показали фото сержанта Андрея Зайца, именно он нашел тело Коржича в подвале, и спросили: знает ли он его, видел ли в медроте рядом с Коржичем? Свидетель ответил, что нет.

Антон Вяжевич (справа) и Егор Скуратович (слева)

Александр Кудра также рассказал, что сам заступал в наряд по медроте. Обычно назначалось два дежурных: мыли полы в отделении, убирали помещения. Что касается подвала, в котором обнаружили тело Коржича, там хранился инвентарь.

— Дверь подвала была открытой — пришел, взял инвентарь и пошел. Вниз никогда не спускался, — уточняет свидетель Кудра.

В материалах уголовного дела указано, что в подвале медроты «следов борьбы и кровь не обнаружены».

С учетом того, что сегодня на допрос явились не все свидетели, в суде начали оглашение письменных материалов уголовного дела. В подвале медроты с помощью статиста следователи провели следственный эксперимент, чтобы выяснить: мог ли Александр Коржич сам свести счеты с жизнью в подвале, где не было света.

Статист спустился в подвал за восемь секунд, освещая дорогу такой же зажигалкой, которую нашли у Александра Коржича. В документах говорится, что освещения было достаточно. В темноте за восемь-десять секунд он связал шнурки, сложности это не вызвало, смог сделать петлю.

Еще до суда СК заявлял: следственный эксперимент показал, что Александр Коржич мог в темном подвале связать себе ботинки, надеть майку на голову и повеситься.

Напомним, на скамье подсудимых трое сержантов: Евгений Барановский, Егор Скуратович, Антон Вяжевич. Им вменяют ч. 3 ст. 455 УК (Злоупотребление властью, повлекшее тяжкие последствия), ч. 1, 2 ст. 430 (Получение взятки), Барановскому еще и ч. 1 ст. 205 (Кража). Максимальный срок — 12 лет лишения свободы.

В суде уже выступили потерпевшие, сейчас показания дают свидетели, некоторые из них находятся под стражей в ожидании суда, другие отбывают наказание. Так, конвоем на процесс был доставлен командир роты Павел Суковенко, по данному уголовному делу он проходит в качестве свидетеля, по другому — обвиняемый по ч. 1, ч. 2 ст. 455 УК «Злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти». Во время допроса 24-летний старший лейтенант заявил:

— Не до конца был готов занимать эту должность. По работе с личным составом проблем не было, но с организационной работой не хватало опыта. Его не хватало во всем и понемногу.

Антон Вяжевич

Другой свидетель по делу о гибели Александра Коржича также давал показания под охраной — сержант Юрий Бритиков осужден по ч. 2 ст. 455 УК (Злоупотребление властью), ч. 2 ст. 430 УК (Получение взятки повторно) и приговорен к 4,5 года лишения свободы.

Этих свидетелей конвоиры помещают в отдельную железную клетку, которая стоит рядом с той, где сидят обвиняемые. Осужденного сержанта Андрея Зайца на заседание привезли из ИК-2 в Бобруйске, там он отбывает наказание. Суд признал его виновным по ч. 1, ч. 2 ст. 455 УК (Злоупотребление властью) и приговорил к 3 годам лишения свободы. Заяц — тот самый военнослужащий, который нашел тело Александра Коржича в подвале медроты. Он отрицал слова свидетеля Эрнеста Субоцкого, что бил Коржича и требовал у него деньги. Во время службы в армии Андрей Заяц вел дневник, некоторые страницы из него вырваны — по его словам, чтобы «кто-то не смог почитать некоторые записи», и утверждал: про Коржича ничего не писал.

— Заступил в наряд 2 октября, обыкновенная служба в наряде. Перед тем, как его сдать, пошел в подвал что-то взять из инструментов и увидел там человека висящего. Вернулся обратно, попытался связаться с дежурным, не получилось, тогда позвонил дежурному медроты, отвел его туда, где был висящий человек. Стали звонить начальникам, собрались люди, доктора, приехали из СК, меня допросили, после чего отпустили, — рассказывал Андрей Заяц.

Он также рассказал, что в подвале было темно, перегорела лампочка, поэтому он искал инвентарь с фонариком. После 3 октября сержанту поставили диагноз «посттравматический шок».

— До призыва в армию наблюдался у психиатра, в связи с чем — не помню, — рассказывал во время предварительного расследования Андрей Заяц.

Свою причастность к смерти рядового Коржича отрицает. Планируется, что после допроса свидетелей в суде выступят обвиняемые.

Напомним, тело Александра Коржича с майкой на голове и ботинками, связанными шнурками, было найдено 3 октября 2017 года. Мама рядового почти год настаивает на версии убийства сына.

Обсуждение

Загрузка...