«Это шаг отчаяния»: Десять матерей осужденных по статье 328 объявили голодовку. Два разных взгляда гомельчанок

27.04.2018 в 13:03
Екатерина Пантелеева, Анастасия Макеева, TUT.by / "Правда Гомель"

В пятницу, 27 апреля, десять матерей осужденных по статье 328 УК РБ (Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов) объявили голодовку. Требований у них немного: «чтобы их услышали», и встретиться с президентом, пишет TUT.by.

Самой молодой участнице голодовки — 22 года, это жена осужденного. Самой пожилой — 72, в местах лишения свободы находится ее внук. Тех, кто присоединился к голодовке, 10 человек. Шесть из них находятся в квартире в Калинковичах, четыре — под Минском. Они уверены, что к ним присоединится больше людей.

— Наши родственники находятся на строгом режиме, свидание с ними положено раз в четыре месяца, — проясняет ситуацию Татьяна Каневская, мама осужденного, которая и придумала эту акцию. — У многих день, в который мы начинаем эту акцию, совпал с днем встречи. Они хотят посетить родных и после присоединятся к нам.

Татьяна Каневская из Гомеля. Её сын Александр осужден за наркотики на пять лет. Изначально провести голодовку она хотела в родном городе и обратилась за помощью в горисполком.

— Там собрали круглый стол, — продолжает Татьяна. — Были зампредседателя горисполкома, главный прокурор Гомеля, представитель милиции и КГБ. Они рассказывали, как проходят такие мероприятия: что я должна сделать, что не должна. Мы побеседовали, но в итоге меня предупредили: в проведении акции откажут. Это было устно, и тогда я подала официальную бумагу.

Отказ пришел и письменно, но маму это не остановило.

— В приватной беседе с милиционером я спросила, могу ли я провести акцию в частном доме, — говорит Татьяна. — Он ответил: это ваша территория, но вы не имеете права вешать плакаты, призывающие к действию, или кричать какие-то лозунги.

Так участники акции решили собраться у кого-нибудь дома и голодать здесь.

Накануне, в четверг, на работе Татьяну «культурно попросили» написать заявление на увольнение.

— Я соцработник, — рассказывает о себе женщина. — Сегодня (26 апреля. — Прим. TUT.BY) меня вызвали в райисполком, где сказали: ваше мероприятие не может совмещаться с вашей работой. Разговор был очень деликатный, и мне пообещали, как только голодовка закончится, я смогу восстановиться.

Сколько продлится акция, Татьяна не знает. Мероприятие пока заявляют как бессрочное, требований у голодающих три: встретиться с президентом, создать комиссию, которая бы занялась пересмотром дел по статье 328, смягчить статью 328.

— В «Матчынам рухе» я уже два года, — поясняет свой поступок Татьяна. — Все эти два года мы пытались мирно изменить 328 статью — собирались на круглые столы, встречались с депутатами. Нам обещали смягчение, но дни идут, а ничего не происходит. Эта акция для нас очень тяжелый шаг, это шаг отчаяния.

О голодовке участники акции предупредили Администрацию президента.

— В понедельник утром (23 апреля. — Прим. TUT.BY) я отправила электронное обращение, просила лично встретиться с Александром Григорьевичем, — рассказывает собеседница. — Такое же письмо отправила и в бумажном варианте. Сегодня (26 апреля. — Прим. TUT.BY) Жигарь Лариса и Елена Кузнецова снова ходили в Администрацию и отдали еще одно такое обращение.

Кроме того, говорит Татьяна, со вторника «наши девочки» из Могилева, Витебска, Гродно, Гомеля, Минска, Лиды, Марьиной Горки отнесли в прокуратуру, обл-, рай- и горисполкомы бумаги, в которых сказано: «27 апреля, мы, матери-328, незаконно осужденных, выходим на голодовку».

— Мы очень хотим, чтобы нас услышали, ведь требования, которые мы предъявляем вообще не сложные, — завершает беседу Татьяна.

Мнение: Потребителей наркотиков нельзя назвать жертвами

Сколько ни пишем о наркотиках, люди всё продолжают попадаться на удочку знакомых и якобы друзей — на деле распространителей дури, пишет журналист «Гомельской правды» Анастасия Макеева. По глупости, из любопытства, за компанию ли? Какая разница, с чего все начинается. Вариантов развития событий не так много: тюрьма, жалкое подобие жизни или вовсе смерть.

О том, что Миша крепко сидит на героине, нам, его дальним родственникам, стало известно только после того, как он попал в одну из гомельских больниц. В тот раз его удалось откачать, но вскоре он умер от передозировки. Был любимым сыном, единственным ребенком в достаточно благополучной семье. Быстро подсел, быстро сгорел — в 18 лет. А ведь где-то он эту дрянь достал — не на улице же нашел.

Недавно прочитала в интернете, что некоторые участницы печально известного «Движения матерей 328» (а они, если кто не знает, обивают пороги всевозможных инстанций в надежде как-то облегчить участь сыновей, осужденных за незаконный оборот наркотиков) решили объявить голодовку. Стало интересно: что это за ангелы такие сидят в колониях, кого просят досрочно выпустить эти женщины?

По материалам уголовного дела, один из них, молодой парень из Жлобина, продал сверток с альфа-PVP знакомой, а позже взял с нее еще миллион неденоминированных рублей — за новую дозу. Задержали жлобинчанина в Борисове, при себе у него был психотроп. Теперь отбывает наказание в исправительной колонии усиленного режима — приговорен к десяти годам лишения свободы. Парень и раньше употреблял наркотики, имел проблемы с психическим здоровьем после курения спайса, но при этом угощал им друга. Какая милота! А если серьезно, упаси всех нас Бог от таких друзей. В общем, согласитесь, как-то трудновато сочувствовать такому наркоману.

Или еще один пример. Пять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии усиленного режима — столько получил гомельчанин, сын другой активистки, за то, что купил себе и другу марихуану. А могли дать и все восемь лет: Гомельский областной суд переквалифицировал действия обвиняемого с категории «особо тяжкое преступление» на просто «тяжкое». Это ли не гуманность? 32-летнему на тот момент гражданину немного не хватало денег на наркотик: знакомый распространитель не продавал разовыми дозами. Оттого мужчина предложил другу расслабиться за компанию, взял свои и его деньги, купил на двоих. Уже один год отсидел, еще четыре осталось. (К слову, и продавец, и друг тоже наказаны).

Кому-то, видимо, кажется, что парень — не распространитель, просто обстоятельства так сложились, и ему пришлось выкручиваться, чтобы обеспечить себе дозу. Таким «защитникам» стоит задуматься о том, сколько еще людей попали в наркозависимость из-за подобных «вынужденных» обстоятельств.

На деле же правда в том, что рядовых потребителей не бывает. Потребителей вообще нельзя назвать жертвами. Они осознанно губят собственные жизни и становятся частью системы, в которой все новые и новые люди вовлекаются в незаконный оборот наркотиков. Что уже говорить о распространителях? Человек, который предложил другому наркотик за деньги или «по-дружески», однозначно, без всяких оговорок, преступник, и место ему — за решеткой!

Единственные жертвы здесь — это родственники и близкие пострадавших от наркомании. Еще, конечно, искренне жаль родителей, чьи дети осуждены за незаконный оборот наркотиков. Но ведь осуждены они правомерно и за дело! По материалам, предоставленным областной прокуратурой, упомянутый жлобинчанин имел стабильную работу. Так почему было не жить нормально? Он, к слову, ранее судим — за хулиганство. А гомельчанину вообще следовало воспитывать своего ребенка вместо того, чтобы создавать условия для втягивания в наркоманию других людей. Хотя лично я точно не доверила бы воспитание своего дитя такому отцу.

Понять участниц «Движения матерей 328» не сложно. Правда, резервы понимания заканчиваются, когда мысленно ставишь этих женщин в один ряд с другими матерями — чьих детей на наркотик подсадили и в результате сделали инвалидами или вовсе свели в могилу.

Рано или поздно многие из нас оказываются перед выбором: употребить или нет — стать ли частью наркомира, мира ненормального, ненужного, существующего ради наживы негодяев. Сказал «да» — отвечай по закону. А голодовки матерей — это не выход.

И ещё. Тот, кто позволяет себе высказывать детские угрозы и выдвигать какие-то странные ультиматумы, должен понимать: с ним в этом случае принципиально никто разговаривать не будет.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...