«День сурка» у гомельских медсестёр: 4 часа на вахте, 4 – на отдыхе, и так целые сутки

28.04.2020 в 20:15
Анна Ковальчук, belsat.eu

Неизвестно, что будет, как наступит жара – жалуются медсестры, которые часами не снимают защитных халатов.

Гомельская городская клиническая больница № 2 в Медгородке. Иллюстративное фото

Одна из медсестёр Татьяна (имя изменено) на условиях анонимности рассказала сайту belsat.eu о поведении пациентов и об организации работы персонала в условиях необъявленной эпидемии.

Гомельская городская клиническая больница № 2 в Медгородке ещё недавно была разделена на гинекологическое, кардиологическое, неврологическое, урологическое отделения, а также отделение анестезиологии и реанимации. Сейчас все они перепрофилированы под пациентов (в том числе из области) с симптомами ОРВИ – взрослых и детей. Каждому делают несколько тестов на коронавирус. «Положительных» переводят в Гомельскую инфекционку.

– Как начинается сейчас ваша рабочая смена?

– Я работаю сутки через трое. Отделение урологии выделили в т. н. «чистую зону», куда приходит переодеваться врачебный персонал: врачи, медсестры и санитарки со всей больницы. Мы вместе заходим в это помещение на смену, одеваем специальные костюмы.

Медсестры находятся на вахте 4 часа, пока не сменит напарница. Следующие 4 часа отдых, потом снова 4 часа работы и снова отдых.И так все сутки. Всего работаю 12 часов. Отдохнуть не получается, так как в чистой зоне всегда толчется народ. Например, врачи скорой помощи, которые привезли пациента, могут там находиться.

– Хватает ли вам средств индивидуальной защиты? Как вы работаете в полном противовирусном снаряжении?

– Нам выдают противочумный халат, очки, маску, бахилы, пару перчаток, фартук, нарукавники. Но лекарственные средства для самозащиты (капли, которые увлажняют глаза после ношения маски, аква-спрей в нос) мы покупали за свои деньги. Сначала была путаница страшная – приходит, например, костюм, а там маски обычные марлевые. Я отказалась идти в такой экипировке работать, сказала «хоть увольняйте, не пойду». И тогда сразу нашли несколько респираторов.

Очень тяжело работать в этих халатах. Девушки часто выходят из отделения и плачут, так им трудно в них работать. Очки, маска. Мы все мокрые, а ещё ведь не жарко! Страшно подумать, что будет во время жары. В туалет я эти 4 часа не хожу, терплю, чтобы не надевать пеленку (т.н. памперс). Ведь во время дежурства костюм снимать нельзя.

– Были ли случаи заражения коронавирусом медперсонала в вашем госпитале?

– Пока нет, но нас, по крайней мере медсестер и санитарок, и не проверяли на коронавирус, вот только собираются на днях проверить. Так что трудно точно сказать, Может кто-то бессимптомно болеет и не знает об этом.

– Сколько вы ждёте результатов теста на коронавирус?

– Мы делаем тест на коронавирус каждому пациенту. Через два дня приходит результат, но таких тестов мы можем делать и три, и четыре для точного результата.

– А какое лечение для ваших пациентов?

– Делаем тест и наблюдаем за состоянием здоровья. Если высокая температура – сбиваем.

Проблема ещё такая – дети и взрослые лежат вместе и пользуются одной уборной. А специфика работы с детьми другая. Дети, например, лежат с обычной пневмонией, а во время лечения цепляют и «корону». А в детской больнице по ул. Жарковского есть же специальные детские отделения с оборудованными боксами…

– Помогают ли медперсоналу волонтеры?

– Из «Макдоналдса» несколько раз в неделю нам привозят обеды. Я однажды взяла ссобойку и принесла ее домой, потому что нас покормили. Но такое состояние на работе, что есть абсолютно не хочется.

– Были ли мысли уволиться?

– Нет, ведь это же нечестно. Если медики будут увольняться, кто же будет работать? Если я уволюсь, на моих коллег будет большая нагрузка. Теперь я хожу сутки через трое. Если понадобится, буду выходить и чаще. «За свой счет», кстати, руководство не отпускает.

– Получаете ли вы обещанные доплаты за работу в условиях фактической эпидемии?

– Нет, ещё не получили ничего и люди опасаются, что от обещанной суммы что-то урежут. Например, со смены засчитают только 12 часов фактического пребывания в отделении, а не все 24 часа дежурства.

– Как ведут себя пациенты, как отзываются?

– Пациенты очень недовольны всей этой историей. Их собрали в кучу, и они не знают, с кем они лежат в палате – а вдруг с больным COVID-19? Мужчина один одел свою одежду, послал медперсонал лесом, мол, он в гробу видел эту больницу, и пошёл домой. Коллеги сообщили о его побеге в милицию. Больным негде курить, они очень злятся и курят в туалетах. Другие пациенты на них жалуются, а те снова возмущаются, где им курить. Замкнутый круг.

– Как организовано питание?

– Также голову ломали, как принимать питание для пациентов. Женщина, работающая на раздаче, не имеет права выйти из отделения в костюме за едой. Сейчас еду в мешках оставляют у дверей.

Больным очень много передают продуктов. Ведь лежит человек в этой больнице, и все родственники его считают героем, это раз, и одновременно человеком, которому суждено умереть. Поэтому продуктов не жалеют. Зайдешь в палату, больные сидят, колбасу топчут и смеются.

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...