Врача из Витебска, заявившую, что ситуация с COVID-19 выходит из-под контроля, вызывали в прокуратуру

03.04.2020 в 19:33
Татьяна Матвеева, Адар'я Гуштын, TUT.by

Врач больницы скорой медпомощи Наталья Ларионова из Витебска сообщила TUT.by, что 1 апреля её вызывали в прокуратуру области — для дачи разъяснений по публикации, которую она разместила в соцсети о ситуации с коронавирусом в Витебске. Доктор, напомним, заявила, что она «начала выходить из-под контроля» и что цифры по заболеваемости, которые Беларусь подает в ВОЗ, «абсолютно мифические».

Наталья Ларионова

— Я получила повестку, в которой говорилось, что 1 апреля к 16 часам мне надлежит явиться к заместителю начальника прокуратуры области для опроса в рамках проводимой проверки по поводу моего поста в интернете, — сообщила TUT.by Наталья Ларионова. — Меня даже привезли туда и отвезли. Общались очень вежливо, достойно. У меня спрашивали: моя ли это страница в соцсети, я ли писала этот пост. Мои показания записали на видео и письменно.

У доктора также, по ее словам, поинтересовались, откуда она брала информацию для своей публикации и на чем основываются ее выводы о ситуации с коронавирусом в Витебске и стране:

— Я сказала, что сведения взяла из разговоров с коллегами-медиками, которые видят, что происходит, и обсуждают это между собой. Также я окончила мединститут, где изучают эпидемиологию. Все медики реально оценивают сейчас ситуацию, но молчат — не знаю почему. В прокуратуре у меня спросили, сколько человек болеет. Я ответила, что точное количество не знаю. Поинтересовались и тем, кто болел из врачей. Назвала их должности. Под конец разговора спросили, какие меры, по-моему, нужно ввести. Я сказала: карантин. И объяснила почему.

По словам Натальи, после выхода поста витебские медики ее благодарили за смелость:

— И врачи, и медсестры мне чуть ли не на грудь бросались, говорили: молодец! В профессиональной среде полностью меня поддерживают.

Доктор Ларионова говорит, что ей было не страшно делать такое публичное заявление:

— Когда ты стоишь перед лицом возможной смерти — уже ничего не страшно. У меня все вокруг — врачи: и родители, и братья, и сестры, и друзья. То есть медицина — мой мир, моя большая семья. И все врачи понимают, что сейчас творится в стране. Но система — она сильнее. И люди боятся открыто говорить. Я — решилась это сделать.

В администрации Витебской городской клинической больницы скорой медицинской помощи, напомним, сообщили, что к Наталье Ларионовой за ее публичную позицию не будет принято никаких мер.

— А за что? Зачем нам плодить мучеников? Чтобы народ возмущался: вот ее наказали? Трудовую дисциплину специалист не нарушает. А то, что она выражает в интернете свои эмоции, переживания, — это её право, — сказал заместитель главного врача Витебской БСМП Александр Винников.

Представитель администрации заявил, что пост Натальи — это её частное мнение:

— Посты в интернете сейчас выходят один за одним. Позиция Натальи Ларионовой — это позиция не коллектива БСМП, не врачей БСМП, а лишь частное мнение этой сотрудницы. Мое личное мнение на этот счет: не надо спасать мир, сейчас просто каждый врач должен четко сработать на своем рабочем месте — и тогда всем будет хорошо.

Доктор Ларионова в 1995 году окончила лечфак Витебского государственного медицинского университета. В больнице скорой помощи работает 18 лет.

В Витебске за сутки от пневмонии умерли две женщины. Одна — медработник

В Витебске за сутки от пневмонии умерли два человека — об этом, по информации «Витьбичей», сообщил замначальника Витебского облздрава Николай Каспирович на заседании областного штаба по борьбе с распространением коронавируса.

Фото: Алесь Пилецкий

Обе умершие — женщины. Одна — пенсионерка, которой было более 70 лет, с множественной хронической патологией, осложненной двусторонней пневмонией. Результат теста на наличие РНК коронавируса у нее проверяется дополнительно.

Умерла также медицинский работник, которая лечилась от тяжелой двусторонней пневмонии вирусно-бактериального генеза. Пока нет подтвержденных результатов наличия РНК коронавируса, сообщил на оперштабе представитель облздрава.

По словам Николая Каспировича, рост респираторной заболеваемости замедлился. Снизилась заболеваемость в Орше и Поставском районе.

Основная причина смерти — коронавирус. В Витебске умер ещё один мужчина с пневмонией на ИВЛ

Ночью 2 апреля в Витебском областном клиническом специализированном центре умер военный пенсионер Владимир Сидоров, ему было 70 лет, сообщил TUT.by сын покойного Андрей. 13 марта мужчина поступил в отделение хирургии с диагнозом «тромбоз подколенного сосуда», через пять дней его выписали домой с температурой 38. Сказали, что грипп нужно лечить дома. Но состояние мужчины ухудшалось, через два дня ему сделали рентген в поликлинике — и оттуда с двусторонней пневмонией забрали в ту же больницу. Пять дней пациент был в реанимации на искусственной вентиляции легких, но спасти его не удалось. У мужчины был положительный тест на коронавирус. COVID-19 подтвердился и у его супруги, сейчас она в инфекционной больнице с пневмонией.

Фото: Вадим Замировский

Андрей Сидоров рассказывает, что отец до того, как попасть в хирургическое отделение, почти две недели не выходил из дома: колено так болело, что он едва мог ходить.

— В больнице ему поставили диагноз «тромбоз подколенного сосуда». Пять дней прокапали, пролечили — и 19 марта выписали, — говорит Андрей. — Несмотря на то что у него была высокая температура — 38. Сказали, что это грипп, что он должен обратиться в поликлинику по месту жительства.

Родные вспоминают, что дома мужчине становилось все хуже: температура поднималась, появился кашель. Супруга пенсионера вспоминает, что сначала вызвали врача на дом.

— Врач послушала его, сказала, что легкие чистые, хрипов нет — и назначила второй антибиотик, — говорит жена умершего Татьяна Борисовна. — Но температура была уже 39, не сбивалась, муж начал задыхаться. Вызвали еще раз врача: сказала, что у него хрипы, скорее всего, воспаление легких. В поликлинике сделали рентген — двусторонняя пневмония. И забрали на скорой в ту же больницу, где он лежал — но в кардиологическое отделение.

Супруга говорит, что поскольку состояние мужа ухудшалось, его поместили в реанимацию, пять дней он был на искусственной вентиляции легких, ночью 2 апреля мужчина умер.

— Тест на коронавирус у мужа был положительный, — говорит Татьяна Борисовна. — Но мы не сразу об этом узнали. Когда его забрала скорая, ко мне домой пришла дочка с семьей, поддержать. Часа полтора они пробыли. Потом коронавирус подтвердился и у меня, лежу в инфекционной больнице с воспалением легких. Дочь, ее муж и дети тоже под наблюдением врачей. У дочери и внучки тест на коронавирус отрицательный, зять и внук ждут результата. Со мной в палате лежит женщина, муж которой тоже был сначала в больнице, потом его выписали домой, а оттуда уже забрали с коронавирусом — он в реанимации на ИВЛ. Как мог заразиться мой муж? У нас версия одна — в больнице.

— Я в инфекционной больнице, — рассказывает TUT.by Ирина, дочь умершего Владимира Сидорова. — У меня отрицательный тест на коронавирус, но рентген показал пневмонию, у дочери — бронхит. Муж и сын пока не знают свой результат. Хотя я в одной больнице с мамой, встречаться мы не можем, выход из палаты запрещен.

Поскольку вся семья в Витебске в больнице, проститься с умершим дедом, отцом и мужем они не смогут.

Организацией похорон занимается сын Андрей, который приехал из Минска.

— У нас версия одна: отец заразился в больнице, — говорит мужчина. — За границей он не был, гостей заграничных у родителей тоже не было. Он почти не мог ходить и не выходил, пока не попал в хирургию. До сих пор не понимаю, как его могли выписать с температурой…

Андрей задавал этот вопрос в больнице. Там ему пояснили, что на 19 марта ситуация и в Витебске, и в целом по Беларуси была спокойная, никто не заподозрил у пациента, который не выезжал за границу и не контактировал с прибывшими из-за границы, коронавирус. Симптомы приняли за грипп, и, чтобы пациент не заразил других больных, из хирургии его отправили лечиться домой. Тем более в Витебском областном клиническом специализированном центре нет инфекционного отделения, а именно в такие доставляли первых пациентов с коронавирусом. Буквально через неделю эту больницу переориентировали на прием больных с подозрением и с подтвержденным коронавирусом, именно поэтому Владимир Сидоров оказался в кардиологическом отделении.

— В больнице говорят, что, наоборот, считают, что источником заражения стал мой отец, — поясняет Андрей Сидоров. — Но сейчас это все на уровне предположений. Уже никто точно не может установить, с кого все это началось.

В свидетельстве о смерти Владимира Сидорова — фото есть в редакции — указано: острая респираторная недостаточность, вирусная пневмония (COVID-19), основная причина смерти — коронавирус.

Ситуация в Витебске по-прежнему сложная, об этом говорят не только Сидоровы, но и другие пациенты и их родные. Ни Минздрав, ни другие госорганы не сообщают первыми о смертельных случаях, лишь подтверждают уже опубликованную в СМИ информацию о смертях. Всемирная организация здравоохранения призвала Минздрав улучшить информирование граждан о ситуации с коронавирусом в стране.


По последним данным, озвученным президентом, в Беларуси 305 человек находятся на лечении (из них 16 на ИВЛ), 46 человек уже выписаны (сюда же статистика включает умерших). Позже Минздрав дал разбивку по регионам: в Минске 190 случаев коронавируса, на втором месте — Витебщина с её 89 случаями, в Минской области заразившихся 50 человек. На Гомельщине 13 случаев, Гродненщине — 6, Могилевщине — 2, на Брестчине один.

Обсуждение

Новости партнёров