«Нарушил — пусть моет пол». Родители — о том, что должно измениться в школе после скандала в Гомеле

21.09.2019 в 20:53
Адар'я Гуштын, TUT.by

Скандал в гомельской школе вызвал резонанс в белорусском обществе: о конфликте высказался президент, вертикаль лихорадит от жесткой критики, предупреждений, увольнений и восстановлений в должности, в других школах стали проводить информационные часы, где детям на примере гомельского кейса рассказывают, что будет, если они продолжат нарушать дисциплину. TUT.BY спросил активных родителей, как, по их мнению, конфликт, получивший громкое развитие, повлияет на дальнейшие отношения между учителями и учениками.

Фото: Станислав Коршунов

«Нам показали, что единственный способ разрешения конфликта — вмешательство президента. И это самое страшное»

— Очень сложно жить в обществе, толерантном к насилию, — говорит писатель и мать Евгения Пастернак. — Почему такая поддержка у гомельской учительницы? Потому что люди смотрят на нее и понимают, что могут оказаться на ее месте. В следующий раз, когда они будут орать матом на своего или чужого ребенка, они хотят, чтобы общество их тоже оправдало. Нужно понимать, что дети перенимают поведение взрослых. И мальчик тот тоже не с неба упал, он вырос в нашем обществе. И начал доводить учительницу, а потом весело наблюдал, как она злится и ругается матом. Он же не сам это придумал, ему 9 лет, он где-то это увидел.

Евгения Пастернак. Фото: личный архив

Евгения считает, что нашей школе необходимы прописанные в законе права и обязанности всех участников образовательного процесса:

— Ученик, когда срывает урок, должен четко понимать, что ему за это будет. Потому что пока наши учителя абсолютно бесправны: они не могут выставить его в коридор, отправить домой или исключить из школы — за этим последуют санкции. И дети начинают этим пользоваться. Точно так же бесправны школьники и их родители в случае давления со стороны учителя или администрации. И ситуация в гомельской школе это подтвердила: приказом одного человека [Александра Лукашенко] были отменены все решения сферы образования, учительница восстановлена на работе. Нам показали, что единственный способ разрешения конфликта в школе — вмешательство президента. И это самое страшное. Он теперь везде будет вмешиваться? Все спорные вопросы сам разруливать? Или как и далее будут защищены все стороны?

Если ребенка травят, он должен знать, куда может обратиться за помощью. И точно так же учитель, которого доводят, тоже должен понимать, что может обратиться за помощью, в том числе психологической. Честно говоря, я даже не представляю, как сейчас эта гомельская учительница возвращается в свой класс и что будет с четвероклассником, о котором теперь говорит вся страна.

«Я бы сейчас на месте педагогов сразу прекращал урок»

Репетитор и отец Алексей Василевский, который сам раньше работал в школе, считает, что после конфликта в Гомеле учителя должны вынести урок: их поведение должно быть более сдержанным — нужно самоустраняться от прямого конфликта.

Алексей Василевский. Фото взято из социальных сетей

—  Функция учителя в школе — передавать знания, — говорит собеседник. — Учитель не должен решать конфликты. Я бы сейчас на месте педагогов, как только возникает конфликт, сразу прекращал урок, вызывал администрацию и родителей ученика. Пусть разбираются. Администрация школы должна следить за учебным процессом, а не просто требовать отчеты. Нужно подключать социального педагога, психолога, чтобы они не просто тесты детям раздавали, а включались в разрешение конфликтов.

Алексей Василевский также считает, что нужно четко прописать в Кодексе об образовании, что ждет учителя и ученика в случае конфликтных ситуаций. И — предусмотреть наказание, в том числе для детей и их родителей.

— Проблема решается не тяжестью наказания, а его неотвратимостью. Если дети будут знать, что им не сойдет с рук неподобающее поведение, они не будут так себя вести, — считает Алексей. — А сегодня они с младших классов знают, что учитель не будет выносить проблему из класса, что даже родителей по такому поводу в школу не вызовут. А если бы было прописано в законодательстве, что за нарушение предусмотрена общественно-полезная работа — например, помыть пол в классе, дети бы по-другому относились к дисциплине. До 14 лет пусть бы родители за детей отрабатывали, а после 14 лет — уже сами школьники. Вот тогда и дети, и родители пересмотрели бы свое поведение. Ученик, который срывает урок, вредит не только себе и учителю, а всему классу, в том числе мотивированным детям.

Алексей Василевский также считает, что нужно отойти от практики, что школа должна воспитывать детей вместо родителей:

— Воспитательный компонент со стороны учителя должен быть минимальным. Учитель должен донести материал по своему предмету и как человек нормально общаться, быть справедливым, потому что дети это очень тонко чувствуют. Большинство учителей — адекватные люди. У некоторых есть конфликты с детьми по поводу оценок и дисциплины, но я не думаю, что после конфликта в гомельской школе будет доходить до насилия и рукоприкладства.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...