«Курс доллара-евро нас уже не интересует». Как НТВ в белорусской глубинке снимает кино про Чернобыль

19.08.2018 в 17:22
Екатерина Пантелеева, TUT.by, фото: Евгений Ерчак

Случчанину Ивану Алексеевичу 74 года. В жару он обычно поудобней усаживался у телевизора и никак не мечтал, что в таком возрасте сам попадет на экран. Но в августе в его райцентр приехали московские киношники. Внук сагитировал деда записаться в массовку. «Камера, мотор», — предупреждает голос в микрофон, и пенсионер в третий раз шагает мимо спешащего агента ЦРУ. Его играет российский артист Дмитрий Ульянов. «Не устали?» — спрашиваем Ивана Алексеевича. «Ну, а что дома сидеть?» — получаем в ответ. О том, как большое кино всколыхнуло жизнь небольшого города, в репортаже TUT.BY.

С июня канал НТВ снимает в Беларуси сериал «Чернобыль». Действия в картине происходят с апреля по декабрь 1986 года. По сюжету сотрудники украинского КГБ узнают, что иностранные агенты проявляют интерес к Чернобыльской атомной электростанции.

На территории города Припять находится опытный сотрудник ЦРУ Альберт Ленц (Дмитрий Ульянов), которого подозревают в шпионаже. Чтобы его найти, в город прибывает подполковник военной контрразведки Андрей Николаев (Игорь Петренко). Одну из главных ролей в сериале также исполнит Надежда Михалкова. Елена Яковлева сыграет главврача московской больницы, куда из зоны аварии поступают тяжелые пациенты.

«Курс доллара, евро — нас это уже не интересует, только кино и обсуждаем»

Съемочную группу уже встречали в Мозыре, Хотимске, Турец-Боярах, с 12 по 30 августа команда работает в Слуцке. Но то, что в городе идет серьезный кинодвиж, заезжий гость определит не сразу. На первой полосе местной газеты грустный теленок, горожане не спеша идут по делам. Привычный ход событий нарушает разве только очень улыбчивый гаишник. «Туда нельзя», — объясняет он, что часть дороги перекрыта. Там, говорит, фильм снимают. «Но вы налево — и дворами, — подсказывает запасной путь. — Всех и увидите».

Увидеть всех хотим не только мы, но и три-четыре десятка горожан. Юрист Олег Иванович по такому случаю даже выходной взял. А что? Работа, она и завтра будет, а кино возле его дома впервые снимают.

— Курс доллара, евро — нас это уже не интересует. Даже то, что в России скумбрия подорожала, а значит, и у нас может — не важно, — случчанка Валентина рассказывает, как искусство меняет приоритеты. — На работе только кино и обсуждаем. Как так, смеемся, люди там снимаются, а мы тут сидим. И все это мимо нас проходит.

— А сами в массовку записаться не хотите?

— Тут лучше компанией, а у нас — у кого стразы на ногтях, у кого волосы крашеные, — объясняет она, почему образы современных женщин не стыкуются с нужными фильму образами 1980-х. — Не подходим, в общем.

Зато новых зрителей к площадке подходит все больше: часы показывают час дня. В городе обед.

«А кто сегодня из звёзд?»

В кадре синий фон, на нем автобус с иностранными специалистами. Позже хромакей заменят нужной заставкой, но это дела киношные, горожан интересует другое: «А кто сегодня из звезд?» — зрители ищут, кого из актеров видели по телевизору. «Дмитрий Ульянов», — слышно в ответ. Некоторые тут же достают телефоны. «А Петренко есть?» — следующий вопрос.

— Игорь Петренко на два дня уехал в Москву, — чуть позже расскажет нам Анастасия, сотрудница съемочной команды. — Но в пятницу уже вернется. В Слуцке будет еще Саша Ильин.

Он же всем известный Лобанов.

— А Яковлева и Михалкова?

— Они приедут осенью, уже в Минск.

Режиссер Алексей Мурадов тоже каждый день ездит в Минск. Днем он снимает кино, а вечером в столице его монтирует. Артисты же и съемочная группа живут в двух городских гостиницах — «Леман» и «Слуцк». В последней шутят: «Столько постояльцев у нас нечасто бывает».

— Два люкса, два полулюкса, большинство стандартных номеров заняты, — попозже опишет положение дел администратор. И сообщит: цветы актерам случчане вроде как пока не передавали и с вахтой у окон замечены не были. На съемках в Мозыре, кстати, в этом плане было поактивнее.

Рассказывают, люди приезжали утром на съемочную площадку и если узнавали, что актера нет, направлялись в гостиницу. Ждали, пока тот выйдет в магазин или покурить. Иногда ожидание растягивалось на часы. День уходил, а люди все сидели. Очень фото хотели.

— Люди к нам добродушно настроены, помогают, — делится эмоциями исполнительный продюсер Ирина Барк. — В Мозыре, например, мы попросили местных врачей побыть консультантами и сняться в операционной. Мозырский доктор, обычный хирург, которому по сюжету нужно было делать пересадку костного мозга, связался с коллегами, проконсультировался, как это происходит. Более того, для съемок они всей бригадой сшили себе халаты — такие, как носили медики в 1986-м.

«Мы все, и я в том числе, пытаемся говорить о трагедии без прикрас»

Алексей Мурадов

В четверг киношники работают на улице Ленина. Сначала в центре, потом перебираются вглубь — во дворы серых высоток. Локации для сцен, писали в разных СМИ, создатели выбирали с особым трепетом. Нашли места, «где время, кажется, остановилось в 1980-х».

—  Везде на постсоветском пространстве такие места сохранились, — режиссер Алексей Мурадов усаживается на стул.

Почему снимать решили именно в Беларуси, объясняет просто — из-за расстояний: «То, что мы в здесь находим за 100−150 километров от Минска, в России — это уже 300−400 километров от Москвы». А вообще, рассуждает, не стены создают ощущение времени, а люди.

— При тех же стенах люди уже изменились, — Алексей Борисович объясняет, почему неверно говорить, что Беларусь осталась в СССР. — У них другие глаза, другой ход существования и оценки своего существования в этой окружающей среде. Смотрите, дома-панельки — а в них сплошные евроокна. Стоят «БМВ», «Мерседесы», «Ауди». Не самые дешевые машины на свете.

Пластиковые окна, кондиционеры и антенны-тарелки потом «затрут» на компьютере. Таковы особенности кинопроцесса. Детали же сюжета режиссер не раскрывает. По жанру, говорит, это драма — «личностная, народа, страны». По запросам современного зрителя в ней обязательны детективная и мелодраматическая линии. При этом сериал будет максимально приближен к реальным событиям.

Иностранные студенты играют иностранных специалистов, которые приехали посмотреть Чернобыль

— Но тут есть одна сложность, разные документальные источники по-разному описывают события и людей, которые в них участвовали, — рассказывает Алексей Мурадов. — На данный момент найти точное понимание того, что там происходило, достаточно сложно. Но мы все, и я в том числе, пытаемся говорить о трагедии без прикрас, попыток сгладить углы.

— Тишина, — просит зрителей молодой человек с рупором. — Идет съемка.

«Китель, сапоги сидят отлично, штаны великоваты»

В прошлые выходные в одном местном издании телефон не замолкал. Горожане, решив, что журналисты работают в паре с киношниками, без конца звонили в офис, хотели попасть в массовку. Из-за количества входящих редакции даже пришлось сообщение на сайте дать: организатором съемок не являемся, просто подробно рассказываем о событии.

В массовку же набирают через группу во «ВКонтакте». Некоторые записываются прямо на съемках. За четыре часа четверга в списке было уже 68 желающих.

— В разные дни людей нужно по-разному — и 180, и 350, — поясняет ситуацию Виталий Куликовский, помощник режиссера по второму плану. — В пятницу снимаем пробку при эвакуации, необходимо 400 человек. Актеров массовки стараемся искать среди местных, иногда даже по домам ходим. А тут уже реакция встречается разная. В Турец-Боярах (Молодечненский район. — Прим. TUT.BY) жители в грубой форме отвечали: «Нам не до вашего кино». Зато туда приехали ребята, которые снимались у нас в Мозыре. Им очень понравилось, захотели еще.

Роман, Артем и Леонид тоже мечтали узнать, как выглядит кинопроцесс изнутри. Написали в соцсети, и вот они в военной форме стоят у автобуса массовки. Чай, кофе в перерыве пьют, это тут бесплатно.

— Китель, сапоги сидят отлично, штаны великоваты, — Роман описывает свой костюм. — Но нам сразу сказали: или худейте, или толстейте, идеально ничего подходить не будет.

В жизни Роман — охранник на сыродельном комбинате. Ночью ему на смену. Но в 22 года кого это останавливает?! Для съемок парню слегка подстригли волосы, чтобы из-под пилотки не торчали.

А Артем ходит с тональником на руке — замазана татуировка. Мелочи жизни. Зато он в воскресенье «стрельнул» сигарету у Лобанова, будет что ребятам в колледже после каникул рассказать.

В четверг на съемках парни «вроде как до трех», поэтому обед для них не предусмотрен. Еду же для съемочной группы уже привезли. Ее доставляют из Минска, всем заведует ресторан «Рандеву».

Съемочной группе привезли обеды

— Сегодня жаркое со свининой, котлета с гречкой, рыба в панировке, диетическая курочка, оливье, — озвучивает меню Георгий Гудвилович, администратор ресторана. — Есть актеры, которые заказывают одно и то же. Игорь Петренко, например, в последнее время просит говядину.

— А Лобанов?

— Саша Ильин всеядный, — подсказывает Елена Колесникова, администратор съемочной группы по питанию.

Еду, говорит Елена, привозят только в обед. Завтракает съемочная группа в кафе рядом с гостиницей, а ужин — уже каждый сам. В кемперах, которые кочуют вслед за артистами, оборудован буфет, плита, микроволновка. Можно яичницу сделать, кашу, горячие бутерброды.

Сотрудники ГАИ просят зрителей не выходить на проезжую часть

— Сцена снята, перерыв на обед, — доносится голос из микрофона.

— Накрываем! — подхватывает Георгий.

Зрители начинают расходиться.

— Вот вы скажите, какое отношение Слуцк имеет к Чернобылю? — с недовольством подходит к толпе местная жительница. — Что, нельзя было снимать в Гомельской области, поближе к Чернобылю?

— А вам мешают съемки?

— Нет, но мы с семьей жили в Светлогорске в 1986-м. И после взрыва там жили. И сейчас у нас из-за этого столько проблем, — проходящий мимо Дмитрий Ульянов резко меняет ее настроение, в голосе появляется удивление. — О, какие артисты! — и тут она словно забывает предыдущий разговор о трагедии. —  Как приятно видеть таких людей в Слуцке. Вы знаете, актер — это ведь такая тяжелая профессия.

Обсуждение

Загрузка...