«Угрожают лишить родительских прав и убить». Почему женщин травят за то, что они занимаются сексом

19.11.2019 в 21:57
Наста Захаревич, TUT.by, фото: unsplash.com

Недавно в прокат вышел триллер «Текст». Несмотря на то, что центральная тема фильма никак не касается секса, все внимание перетянула на себя интимная сцена с Иваном Янковским и Кристиной Асмус. Последняя оказалась в центре скандала: всё началось со стандартных оскорблений в Сети — «ууу, шлюха», а закончилось призывом лишить актрису родительских прав. Почему женщина в 2019 году не имеет права на секс, рассуждает колумнист Наста Захаревич.

Любители так называемых традиционных ценностей часто игнорируют одну важную деталь: в этих самых ценностях очень много двойных стандартов. То, что для мужчины — маленькая слабость, а порой и повод для гордости, для женщины — стыд, позор и катастрофа, способная разрушить всю её жизнь.

Впрочем, это касается не только традиционалистов. В относительно прогрессивных обществах в этом плане всё точно так же. Вот, казалось бы, мы живем в 21 веке со всеми его прелестями и чудесами, а отношение к сексуальной свободе всё ещё находится на уровне домостроя и сводится к тому, что для мужчины его сексуальная активность — повод гордиться собой, а для женщины это нечто постыдное, что-то такое, о чём никогда не стоит говорить вслух.

И не надо обольщаться тем, что в последние годы появляется всё больше секс-блогерок. В массовом сознании по-прежнему есть убеждённость, что женщина не может наслаждаться сексом и уж тем более делать это открыто.

Женщина должна заниматься сексом только для того, чтобы забеременеть от своего мужа, который всегда был и останется единственным мужчиной в её жизни. Делать это желательно в полной темноте и идеальной тишине, а с удовольствием процесс вообще никак не связан.

Я знаю, что эти тезисы могут вызывать недоумение в эпоху порно. Мол, что она такое говорит, если весь интернет забит секс-видео, в городах куча секс-шопов, да и онлайн-магазинов для взрослых полным-полно. В конце концов, даже на кассах в супермаркетах продают презервативы и смазки!

Но вся эта видимая свобода разбивается об один очень простой аргумент — порноместь. Сам факт того, что порноместь существует и работает так, как задумывают мстители, — это доказательство табуированности женской сексуальности.

Как это работает? Допустим, в порыве страсти женщина отправляет мужчине свои эротические фотографии или видео. Он клянется, что это останется только между ними, но через какое-то время отношения рушатся, и он решает подпортить бывшей жизнь — пересылает эти фотографии общим знакомым, ее начальству или выкладывает в общий доступ.

Впрочем, не всегда женщина изначально добровольно отдает снимки, на которых она без одежды. Иногда мужчины тайно записывают секс-видео, иногда пара договаривается о том, что будет снимать секс на камеру. Иногда женщины делают сексуальные фотографии для самих себя — им нравится, как они выглядят, их возбуждает собственное тело.

А потом они теряют телефон, или его крадут, или так называемые третьи лица любым другим образом получают доступ к снимкам. И фотографии или видео попадают на всеобщее обозрение или пересылаются конкретным людям с одной-единственной целью — испортить женщине жизнь.

И начинается страшное: на женщин сыплются обвинения в разврате, их начинают высмеивать и откровенно травить, они могут потерять работу и близких людей. Иногда они себя убивают.

Так, в 2016 году итальянка покончила с собой после того, как её секс-видео выложили в интернет, и оно стало вирусным. В 2019 году в Испании неизвестные распространили интимное видео женщины через WhatsApp, после чего коллеги стали издеваться над ней, чего она не выдержала и тоже покончила жизнь самоубийством.

В секс-видео часто участвуют и мужчины, но обнародование таких роликов обычно грозит им… ничем. Или в крайнем случае проблемами в общении с людьми, которых они знают лично.

Вы вот знаете хоть один случай публичной травли мужчины за то, что посторонние увидели его (полу)обнаженным или занимающимся сексом? Бывают истории, когда публичных персон в таких случаях осуждают за измену (и то, народный гнев обрушивается в первую очередь не на знаменитость, а на ту, с кем он изменял жене и на саму жену, которая «делала что-то не так»), но был ли хоть один случай, чтобы мужчину травили за секс как таковой?

Чтобы его оскорбляли, чтобы ему предлагали секс за деньги совершенно незнакомые люди просто потому, что они увидели на видео, как он занимается сексом?

Недавно в Сети появилось видео из шоу российского стриптизера Тарзана: он бегает по сцене, прикрывая гениталии небольшим куском ткани, вытягивает женщину из зала и имитирует секс с ней. В комментариях его осуждали за безвкусицу и бездарное выступление, но куда жестче прошлись по зрительницам. С ним, мол, всё понятно, но они-то как смеют на такое ходить?

Скриншот из видео со скандальным выступлением Тарзана

Проявления мужской сексуальности всячески одобряются в обществе. А вот с женщинами всё иначе. Секс всё ещё воспринимается как ресурс, который принадлежит мужчинам, но находится у женщин, и это заметно даже на уровне языка: о женщине часто говорят «она дала», имея в виду, что она занялась сексом. Мужчина, соответственно, «берёт».

Вот и получается, что секс — это мужская гонка за ресурсом, который женщина вроде и должна дать, но за это отдавание её почему-то начинают стыдить и обвинять во всех смертных грехах.

И уровень абсурда при этом просто зашкаливает. Российскую актрису Кристину Асмус сейчас по-настоящему травят за сексуальную сцену в фильме «Текст», а ее мужа заваливают вопросами, как он позволил это своей жене. В интервью Кристина плачет и говорит, что после такого не станет соглашаться на откровенные сцены, даже если это будет в ущерб ее карьере. Дошло даже до того, что хейтеры требуют лишить женщину родительских прав и угрожают расправой. И снова же, что-то я не припомню случаев, чтобы в эпицентре подобных событий оказывался мужчина-актер.

Кадр с Кристиной Асмус из фильма «Текст»

Двойные стандарты в отношении женской и мужской сексуальности поддерживаются и политикой некоторых социальных сетей. В Facebook или Instagram можно без проблем выкладывать фотографии мужчин с голым торсом, а вот женские соски — под строжайшим запретом.

С одной стороны, это помогает бороться с той же порноместью, но одновременно с тем показывает, что, согласно политике компании, считается постыдным, а что — нет.

И порноместь срабатывает именно потому, что определенные проявления женской сексуальности остаются под запретом. Медиапространство пестрит сексистской рекламой, где женщин выставляют в качестве сексуальных объектов, но это якобы какие-то абстрактные и ненастоящие женщины. Их образами можно наслаждаться, но самих актрис и моделей за создание этих образов продолжают презирать.

В общественном отношении к сексу куча несостыковок, каждую из них невозможно описать в одном тексте. Но как ни крути, для женщин секс остается зоной огромного риска. Конечно, я могла бы дать стандартный совет никогда не делать эротические фотосессии и никому не отправлять свои обнаженные фото и видео, но я не хочу, чтобы фокус внимания снова и снова уводился в сторону того, что жертва травли и несправедливого общественного осуждения делает (не) так.

Порноместь и травля женщин за утечку их личной информации случается не из-за того, что эти женщины ведут себя как-то неправильно. Причина у всего этого кошмара только одна: общество уверено, что женщина не имеет права наслаждаться сексом и собственной сексуальностью.

И даже если жертве удается подать на мстителя в суд и выиграть дело, это не отменит ни общественное осуждение, ни травлю, ни потерю работы, ни презрение родных. Женщине приходится перестраивать свою жизнь, долго и мучительно расплачиваясь за то, что в какой-то момент она просто была сексуально возбуждена. Будто это страшное преступление.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Обсуждение

Загрузка...