Гомельчанка, которая эмигрировала в Германию: О том, что мой сын по рождению наполовину белорус я смогу ему объяснить и на-английском

09.04.2018 в 15:04

Блогерша из Гомеля Кристина Карчевская эмигрировала в Германию. Она долгое время была связана с белорусскими СМИ и неправительственными организациями, а теперь живет в Мюнхене. Занимается бизнес-аналитикой и воспитывает ребенка.

Когда-то Кристина писала исключительно по-белорусски. Теперь в своем блоге она опубликовала текст о том, как решает языковой вопрос в своей семье.

Я никому ничего не должна. Почему я не хочу учить ребенка русскому и белорусскому языкам

Я не хочу учить ребенка русскому языку. Мы с ним общаемся на иностранном для меня английском, который я учу с 5 лет. Ни в коем случае не призываю никого поступать по своему примеру. Я хорошо осознаю, что иду на риск и последствия разгребать мне и только мне. Но моя жизнь — один большой эксперимент, я просто всегда поступаю так, как на данный момент подсказывает моя интуиция. Мне кажется, что в этой ситуации спустя годы плюсов для меня, моего сына и моей семьи может быть гораздо больше, чем минусов.

Disclaimer! Мнение профессиональных лингвистов и педиатров таково: маме лучше общаться с ребенком на мамином родном языке. Это более естественно, способствует укреплению эмоциональной связи и т.д. и т.п.

Именно поэтому болезненный для меня вопрос родного языка для моего будущего сына встал для меня ребром задолго до его рождения. Болезненный для меня, потому что мой родной язык — русский, а русской я себя не идентифицирую. Я — белоруска, а на белорусском говорить с ребенком мне тоже не очень хочется по разным причинам. Например, этот язык никак не пригодится в будущей его учебе и карьере. А выучить как белорусский, так и русский для общения и путешествий в будущем при желании может каждый. Для этого родителям не обязательно забирать кусок его детства домашним обучением азбуки, походами в русскую, прости господи, школу, чтением русскоязычных книг, просмотром «Малышариков» и поисками русскоговорящих друзей в округе.

Язык как будущее

Я убеждена, что язык формирует сознание и тип мышления. Люди, говорящие на одном и том же языке с рождения, скорее найдут взаимопонимание. Мне очень близка гипотеза Сепира-Уорфа, она именно об этом. Мне хочется, чтобы мой сын находил взаимопонимание с той частью планеты, которая с рождения слышала английский, нежели русский.

И еще. Поработав 8 лет журналистом, у меня появилось осознание того, что происходит в большой политике в мире. Если отбросить ностальгическое «он не послушает группу ДДТ и не прочтет в оригинале Достоевского» и тот факт, что сотни знакомых мне потрясающих людей именно русскоязычные, сухой остаток мне совсем не нравится. Я чувствую, что, не давая ребенку русский язык, я его оберегаю от чего-то неприятного: от всего того мрака, творящегося на постсовке, от тоски и безнадеги, от «русского мира», лезущего щупальцами из всех щелей и из каждого пылесоса. Честно сказать, мне страшно представить, что русский как-то пригодится моему сыну в жизни.

Английский язык как мотивация для мамы

Я уже писала, что в XXI веке в декрете реально найти время на саморазвитие. В общем, с момента рождения ребенка я выучила сотни новых слов и прочла несколько художественных книг на английском.

Обратила внимание на английскую и американскую классику. Выделила час в день на вдумчивое чтение со словарем (о, сколько незнакомых слов в Jane Eyre!). До этого мне просто не хватало усидчивости и мотивации. Ежедневно по возможности я тренируюсь в правописании, грамматике и учу лексику.

Пока ребенок заговорит, мой английский будет еще лучше, чем сейчас. А даже нынешнего уровня мне хватило, чтобы найти полное взаимопонимание с мужем и общаться с ним безо всяких неудобств. На момент нашего с мужем знакомства мой немецкий был на уровне где-то A1. Так что я считаю, что наличие родного языка матери в жизни ребенка для эмоциональной связи — это не больше, чем миф.

Кто меня вдохновил?

В прошлом году мне посчастливилось познакомиться с парой, у которых русский язык — родной, но они уже долгое время живут за границей, переезжая из страны в страну. Сейчас они живут в Японии. Один ребенок родился в США, второй — в Канаде, сейчас они ходят в детский сад в Японии. Дома они общаются с детьми в основном на английском. Они рассказали удивительную вещь: оказывается, на практике дети не подбирают ошибки родителей и их неправильное произношение. Они все фильтруют, находясь в среде (в англоязычном саду, например). Сейчас их дети из сада приносят, разумеется, еще и японский — его также учат оба родителя. Я так впечатлилась, что всю ночь не могла заснуть и думала. На утро мы обсудили все с мужем и он меня поддержал: русского в доме звучать не будет. Я очень долго сомневалась и читала на тему. Было время, мы обсуждали это практически ежедневно, продумывая варианты развития событий.

Но беременность и первые месяцы после рождения ребенка научили меня одному: в отношении своего ребенка НИКОГО нельзя слушать. Пусть они бьют себя пяткой в грудь и говорят, что так нельзя, что никто так не делает и я издеваюсь над ребенком, лишая его великого и могучего русского языка и тд. Что ж, да будет так, а вы делайте по-своему!

Как я общаюсь с ребенком

Я говорю с ним на английском языке. Муж — на своем родном немецком. Когда мы общаемся между собой, мы иногда выбираем английский, иногда немецкий. Надеюсь, в будущем немецкий в доме будет доминировать.

При немецкоязычных родственниках иногда переходя на немецкий (в идеале надо бы перестать). Из-за обилия немецких потешек-песенок и словечек в нашем окружении, некоторые вещи и действия меня так и тянет всегда назвать на немецком, но я с этим борюсь. Например, на коляску я в 9 случаях из 10 пытаюсь сказать «киндерваген», на его дрыгающиеся ножки — «штрампельн», а на хлопки ладошкой — «пач-пач-пач». Когда чихает, всегда говорю только «Gesundheit!», уж так повелось.

Самое тяжелое было держаться в первый месяц и вообще понять, какие слова использовать. Мне страшно не хватало лексики и я могла использовать одни и те же слова по кругу, это страшно нервировало. Еще я общалась на «денглише» — смеси немецкого с английским. Но соскочить на русский не хотелось ни разу.

Прошел не один месяц прежде чем сын заработал свои ласковые прозвища на английском (snuggle-bear, sugar bunny, milk monkey), а мама выучила с десяток детских песенок («The Wheels on the Bus», «Row your boat», «Five Little Ducks») и процесс поиска не прекращается. Обсуждаем с ним, как прошел его день и комментирую происходящее вокруг него. Правда, для младенцев иногда достаточно простых звуков, причем достаточно просто повторять за ними — и уже диалог на их языке.

Мы говорим на русском при бабушке

Моя мама, естественно, говорит на русском. Мы не собираемся лишать сына общения с бабушкой и моей частью семьи. Но русский в нашем случае будет скорее как иностранный, чем родной, ведь бабушка живет далеко и приезжает несколько раз в год, остальное время — скайп. Сами ездить часто мы тоже пока не планируем, даже паспорта делать не будем. То есть если русский язык будет в пассиве, на уровне понимания на слух и способности формулировать простые фразы — нам этого хватит и меня это устроит. Как пойдет дальше — это уже дело моего ребенка. Конечно, немного жаль, ведь русским я владею в совершенстве, обожаю на нем читать и писать, но ведь это никак ребенка не касается, его жизнь — не моя, он будет жить в совершенно другом мире и в другой стране.

И да: скорее всего, в жизни ребенка будут присутствовать и книги-мультфильмы на белорусском. И, дай бог, его носители (кроме меня). Сейчас этот язык я расцениваю скорее как экзотический и как прекрасный мост к пониманию украинцев, поляков, словаков, чехов и тд. А о том, что мой сын по рождению наполовину белорус я смогу ему объяснить и на-английском.

Метки:

Обсуждение

Загрузка...