«Сказали пить “Ангримакс” и отправили домой». Житель Гомеля умер от коронавируса

13.05.2020 в 00:31

11 мая в реанимации Гомельской городской клинической больницы № 1 умер 56-летний Анатолий. Он чувствовал себя плохо с 21 апреля, пишет “Радио Свобода”. “Из поликлиники отправили домой, сказали пить “Ангримакс”. Вызвали скорую – те возмутились”, – говорит его гражданская жена Елена.

56-летний Анатолий заболел 21 апреля: поднялась температура, начался сухой кашель.

«Он пошёл к врачу в поликлинику. Назначили “Ангримакс”. Три дня пропил – температура и кашель не прошли. Ни снимок, ни анализы сразу не делали. Прописали антибиотик. Но по-прежнему лучше не становилось. Однажды ночью он не мог заснуть, была одышка. Анатолий попросил вызвать скорую, сказал мне, что нужно ехать в больницу. Температуру сбивали парацетамолом. Приехала скорая. Медики фактически ничего не делали, только измерили температуру. Возмущались – мол, зачем нас вызвали. Сказали обращаться к участковому врачу и уехали», – рассказывает Елена.

Лучше Анатолию не становилось. В результате, после того, как шесть дней пропил антибиотики, он вновь пошёл на приём в поликлинику. Оттуда сразу направили в больницу.

«Там кололи антибиотики, сбивали температуру, однако ниже 37,5 она не опускалась, поднималась и до 39 градусов. Одышка не проходила. Ставили капельницы, меняли антибиотики. Применяли экспериментальное лечение – от малярии. Тест на коронавирус взяли в больнице, на седьмой день пришёл результат – положительный», – вспоминает жительница Гомеля.

«Ещё перед больницей, когда учащался пульс, возникла одышка, Анатолий говорил: “Если со мной что-то случится…” Разъяснял, где деньги, где какие вещи, словом… Возможно, он предчувствовал, что может умереть. Я успокаивала его. Из больницы Анатолий звонил, говорил, что ему очень тяжело, была большая слабость, не мог подняться с кровати, дышал из кислородной подушки. Утром 11 мая я позвонила – а телефон уже не отвечал. Потом трубку взяла медсестра и сказала, что Анатолия перевели в реанимацию. Я спросила у врача, будет ли муж жить. Она ответила: “Вы не туда обращаетесь, я не знаю”», – сквозь слёзы говорит Елена.

Вечером 11 мая позвонили из больницы и сказали, что Анатолий умер. Елена не была на его похоронах – она контакт первого уровня и находится на самоизоляции. Первый её тест показал отрицательный результат. Хоронили Анатолия родные.

«Тело, перед тем, как отдать, кварцевали (процесс обеззараживания – прим.) полчаса. Когда вскрывали, Лёгкие были будто матовое стекло… Хоронили среди одинаковых могил, которые выросли как грибы», – добавляет гомельчанка.

Она говорит, что Анатолий был светлым человеком, жизнерадостным, во всём поддерживал всех, не оставлял без внимания ни одной просьбы, “плохого слова от него никто не слышал”. Он был верующим, католиком, часто ходил в костёл, читал на литургии.

«Мы недавно начали жить вместе, планировали решить наши финансовые проблемы и зарегистрировать брак, повенчаться, – говорит Елена. – Но не успели… Где Анатолий мог заразиться – не знаю. Работал на предприятии слесарем. В транспорте, в магазине – где угодно мог подцепить. Потому что многие такие же больные ходят и ездят по городу».

Метки:

Обсуждение