«Жалею, что сразу не добились госпитализации. Брат хотел жить!» В Минске умер 36-летний мужчина с COVID-19

05.05.2020 в 16:58
Катерина Борисевич, TUT.by

«Когда последний раз видела брата 23 апреля, уходя, спросила: „Ты боишься?“. Он ответил: „Боюсь“. Сегодня утром Александр умер», — рассказывает Ольга. Сама женщина на изоляции как контакт первого уровня, их с Александром отец в больнице, у него подтвержденный COVID-19. Такой же диагноз в конце апреля был выставлен 36-летнему Александру.

Фото носит иллюстративный характер. Фото: Алесь Пилецкий

— Я рассказываю вам эту историю, чтобы люди понимали: молодые тоже умирают. Моему брату было 36 лет, он 8 (!) раз обращался к врачам, не пытался заниматься самолечением и хотел жить! — рассказывает TUT.by Ольга (по просьбе женщины мы изменили все имена, все данные есть в редакции. — Прим.).

Сегодня утром Ольге позвонили из больницы и сообщили: её брат Александр умер. Свой рассказ она выстраивает в хронологическом порядке, называя каждую дату начиная с 15 апреля, и подробно описывает, что происходило. Позже она пояснит, понимала, что происходит, и для себя в календаре стала помечать: когда отцу и брату стало плохо, когда приезжала скорая, а также записывала все походы в поликлинику.

— Мой брат жил в одной квартире с отцом, первым заразился наш папа. Он священник и заболел вместе с другим батюшкой, — говорит Ольга. — Симптомы заболевания у папы появились 15 апреля, вызвал врача, но с температурой оставался дома до 21 апреля. Его трижды навещал врач, а 20 апреля отец узнал, что у коллеги COVID-19. Позвонил в скорую, там порекомендовали обратиться к врачу, а уже врач — сделать снимок. Папа на такси поехал в поликлинику, где подтвердилась двусторонняя пневмония.

Как рассказывает Ольга, её отца как бывшего сотрудника милиции положили в республиканский госпиталь МВД. Там же впервые взяли тест на коронавирус, через несколько дней семья узнала: у него COVID-19.

— У брата симптомы болезни появились 17 апреля: небольшая температура, болело горло, першило, в носоглотке неприятные ощущения. Понимая, что болен отец, Александр пошел в поликлинику и попросил дать больничный. Отказали. Якобы было недостаточно симптомов, но прописали антибиотики, вечером брат снова пошел в поликлинику, становилось хуже. Александра отправили лечиться на выходные домой, — восстанавливает события апреля Ольга. — На следующий день температура поднялась выше 38, брат вызвал врача из поликлиники, ему снова выписали лекарства и сказали соблюдать постельный режим.

Александру было 36 лет, он работал в одном из подразделений силового ведомства. Как утверждает его сестра, мужчина не жаловался на здоровье, хронических болезней у него не было. Единственное — лежал зимой в больнице с рожистым воспалением.

— Александру становилось хуже, температура поднялась до 39, сбивалась ненадолго. В понедельник, 20 апреля, он вызвал врача, его послушали, легкие были чистыми. Когда 21 апреля папу госпитализировали, я сама вызывала брату скорую. Врачи измерили температуру, послушали, сказали, что в больницу ехать бессмысленно, он все равно вернется домой, — уточняет Ольга.

«Перевели в реанимацию, потом на ИВЛ»

С температурой 38,3 Александр пошел делать снимок в поликлинику, как говорит Ольга, снимок ничего не показал. Мужчине становилось все хуже, появилась одышка, он снова набрал 103.

— Брата отвезли в 5-ю больницу, еще раз сделали снимок, на этот раз уже левосторонняя пневмония, экспресс-тест на коронавирус был отрицательным. В больнице сказали: могут госпитализировать, но в палату, где лежат пациенты с подтвержденным COVID-19. Александр отказался (в тот момент не был известен результат теста отца. — Прим.), — продолжает рассказывать Ольга.

За почти неделю болезни Александра положительной динамики не было. Ольга, надев респиратор и одноразовую одежду, поехала к нему домой. Там же и узнала: у их отца коронавирус. Видя, что у Александра температура не спадает и держится выше 39, она снова вызвала бригаду врачей. 23 апреля мужчину госпитализировали в 10-ю столичную больницу.

— Сперва Александра положили в отделение гнойной хирургии, он был один в палате на кислороде. 27 апреля брата перевели в реанимацию. Буквально утром говорила с ним, спрашивала, как себя чувствует: «Знаешь, кажется лучше, чем дома. Хоть дышать тяжело». Слышала, как он говорил с одышкой, еле мог ходить в душ. Еще через три дня его перевели на ИВЛ, 1 мая у Александра стали отказывать почки, его подключили к диализу, а позже стало отказывать сердце. Сегодня утром позвонили и сообщили: Александр скончался… Я посчитала, он только на восьмой раз смог получить адекватную помощь, — добавляет Ольга.

По словам минчанки, 25 апреля с ней связались из санстанции. Сказали, у Александра подтвержден коронавирус, она контакт первого уровня, необходимо изолироваться на 14 дней. Семья Ольги переехала к родителям мужа, в квартире она осталась одна.

— Наш папа до сих пор в госпитале, он пробыл несколько дней в реанимации, а сейчас идет на поправку. Возможно, на днях его выпишут, — говорит женщина, сегодня ей сделали повторный тест на COVID-19, первый был отрицательным. — Очень жалею, что сразу не добились госпитализации. Не знаю, что покажет вскрытие, но брат ни на какие болезни не жаловался. Когда последний раз видела его 23 апреля, уходя, спросила: «Ты боишься?». Он ответил: «Боюсь». Я уточнила: «Боишься, что тебе станет хуже или что не помогут?». Брат сказал: «И того, и другого боюсь».

Пока женщина на изоляции, а ее отец в больнице, похоронами и оформлением всех документов занимается муж Ольги вместе с коллегами Александра.

Обсуждение

Новости партнёров

Загрузка...