«На своих ногах из родзала уже не вышла». В вип-отделении роддома умерла 31-летняя белоруска

23.10.2018 в 11:26
Наталья Костюкевич, TUT.by

Валентина Захаревич умерла в 31 год в 6-м роддоме Минска. 20 августа она родила мальчика, а 24 августа её уже похоронили. Ребенка сейчас растит отец.

«Валю забрали в родзал, и из него на своих ногах она уже не вышла»

— Если бы она в поле рожала, я бы подумал, что такое может произойти. А человек рожал в лучшем отделении оборудованной больницы, — говорит Лев, гражданский муж 31-летней Валентины Захаревич. 22 августа она умерла в 6-м роддоме столицы. В этот же день он подал заявление в Партизанский районный отдел СК по Минску, чтобы провели проверку.

Фото: страница Валентины Захаревич в Facebook

Лев рассказывает, что и он, и Валентина — граждане Беларуси, но жили в Москве. До этого в Минске Валентина работала реабилитологом в больнице скорой помощи. Когда она забеременела, решили рожать в Минске — посчитали, что в Беларуси надежнее, чем в России.

— Жена сама выбирала роддом. На 37-й неделе мы заключили договор на роды в vip-отделении 6-й больницы. При этом она наблюдалась в минской поликлинике по месту регистрации. Беременность протекала нормально, и родила она почти в срок — за несколько дней до него.

17 августа у Валентины начались схватки. Она написала мужу, и к вечеру он уже приехал из Москвы в Минск.

— Сначала искали палату, но потом сказали, что схватки тренировочные и их можно переждать дома, — вспоминает он. —  Лечащий врач предупредила: у ее мужа день рождения, они будут за городом в выходные, ей понадобится больше времени, чтобы доехать до роддома, когда Валя начнет рожать.

Ночью с 17 на 18 августа Валентина, по словам мужа, не спала, мучилась, практически то же самое было и на следующую ночь.

— К 6 утра в воскресенье, 19 августа, я привез ее в роддом, ее положили в патологию. Ночью она снова не могла уснуть из-за болей, обращалась на пост, ей дали снотворное. Оно не помогло, затем укололи обезболивающее. И уже к утру (я точно не знаю, но примерно к 4 часам) 20 августа ее перевели в vip-отделение. Она позвонила, и я к ней приехал: в vip-отделении вместе с женщиной может находиться муж.

Фото: страница Валентины Захаревич в Facebook

20 августа примерно в 8 утра к нам пришла лечащий врач, посмотрела жену в гинекологическом кресле и сказала, что раскрытие шейки матки слабое.

— В следующий раз врача мы увидели только в районе 12 часов дня, когда я сказал, что человек уже четвертые сутки мучается. К нам пришла и лечащий врач, и заместитель главного врача по акушерско-гинекологической помощи. Валю забрали в родзал, и из него на своих ногах она уже не вышла.

В 13.40 родился ребенок, и Льва позвали на него посмотреть.

— Меня позвали буквально через несколько минут после того, как родился ребенок. Сказали, что Валя родила, но ей немножко помогли. Это я уже потом узнал, что накладывали щипцы. Зашел в родзал, ребенок был белый. Там, наверное, было человек восемь врачей. Заведующая ребенка потормошила, он заплакал, сказала, что он беленький, но это, наверное, какая-то инфекция, и его забирают в реанимацию. Жена была в сознании, я подошел, поцеловал ее, она ничего не говорила.

По словам Льва, привезти жену в палату пообещали примерно через два часа.

— Через полтора часа я спросил на посту, как там ситуация. Сказали, что она еще не отошла от наркоза, но мне разрешили зайти в родзал, где она лежала, на нее посмотреть. У нее цвет лица был — что-то среднее между белым и синим, губы — синие-синие. Сказали, что, наверное, она чуть больше крови потеряла, поэтому так и выглядит. При мне ее начало трясти, и следующее, что я увидел, как ей запускают сердце. Еще двое суток жена провела в коме. Никакой точной информации не было: сначала говорили одно, потом второе. Говорили, что она в искусственной коме, что околоплодные воды попали в кровь и это вызвало такую реакцию, и вот мы боремся.

По словам собеседника, врачи упоминали причину произошедшего: эмболия околоплодными водами. Это осложнение беременности или родов, когда околоплодные воды попадают в кровоток женщины. Но так как никаких документов на руках у Льва сейчас нет, он не утверждает, что причина смерти была именно в этом.

«Куда смотрели врачи? По УЗИ ребенок весил 4700 граммов»

24 августа Валентину похоронили.

— Когда Валя умерла, к нам пришла заведующая, извинилась. Она плакала. Я до сих пор не верю в произошедшее, потому что считаю, что в XXI веке невозможно потерять человека в родах. Ее лечащий врач нам не звонила, но я сам это сделал, чтобы уточнить, почему не провели кесарево.

УЗИ показывало, что вес плода был 4700 граммов. Это достаточно крупный ребенок.

— Когда мы только приехали в этот роддом на 37-й неделе беременности, лечащий врач посмотрела документы и спросила, неужели Валя сама планирует рожать такого крупного ребенка. Однако на консилиуме решили, что будет рожать сама. Заведующая тогда сказала, мол, Валя — молодая здоровая женщина, кому как не ей рожать таких богатырей. Но куда смотрели врачи? Она первороженица, ей 31 год, ребенок — 4700 граммов, при этом она носила одежду размера S с ростом 171 см и весила примерно 60 кг.

Фото: страница Валентины Захаревич в Facebook

Лев отмечает, что сама Валентина на кесаревом сечении не настаивала.

— Думаю, что она не настаивала. Но я уже жалею, что, когда мы это обсуждали, не вмешался. Она сама в БСМП работала, я сказал: «Почитай, как лучше, посмотри, что тебе скажут, и исходя из этого прими решение».

После смерти матери ребенок еще лежал в роддоме. Лев туда тоже приезжал, и как-то этот приезд совпал с приездом специальной комиссии медиков.

— Эта комиссия была в больнице, может, через пару дней после случившегося. На ней говорили, что, мол, такое, что случилось с Валей, бывает.

Главврач: Трагедия еще раз говорит, как важно каждому медработнику быть внимательным к пациентам

Главный врач 6-й городской клинической больницы Виктор Гурко рассказал, что у роженицы действительно околоплодные воды попали в кровоток. В современном акушерстве при такой патологии летальный исход превышает 90%.

— Мы еще раз приносим искренние соболезнования родственникам Валентины Захаревич. То, что произошло в роддоме, — страшная трагедия не только для них, но и для нас — медиков. Наше призвание — спасать жизни, и мы очень тяжело переживаем каждую потерю. Как только специалисты роддома увидели, что состояние Валентины Захаревич ухудшилось, лечащие врачи тут же привлекли к решению этой сложной медицинской ситуации в том числе руководство клиники и комитета по здравоохранению Мингорисполкома, — комментирует Виктор Гурко. — Для оказания помощи прибыли лучшие ведущие специалисты города и республики, сотрудники различных профильных кафедр БГМУ и БелМАПО, РНПЦ «Мать и дитя». В течение двух дней самые квалифицированные специалисты боролись за жизнь женщины. Мы не вправе называть все сопутствующие патологии, но клинический диагноз «эмболия амниотической жидкостью», к сожалению, очень серьезен. Основная причина — попадание околоплодных вод в кровоток матери. Это происходит из-за разницы внутриматочного давления и давления в венозных сосудах матери. В современном акушерстве при такой патологии летальность пациентов во всех странах мира превышает 90%. Отмечу также, что по факту смерти Валентины Захаревич специалисты Государственного комитета судебных экспертиз проводят судебно-медицинскую экспертизу. Свое экспертное мнение уже высказали и две независимые комиссии Министерства здравоохранения и комитета по здравоохранению Мингорисполкома. Мне как человеку очень тяжело принимать эту ситуацию: каждый год мы помогаем родить около 5 тысячам женщин, и такая трагедия, которая постигла семью Валентины Захаревич, еще раз говорит о том, как важно каждому медицинскому работнику быть постоянно внимательным к своим пациентам.

Также официальный представитель СК Юлия Гончарова подтвердила, что Партизанским районным отделом Следственного комитета по Минску проводится проверка по факту смерти.

— Опрошены медицинские работники, родственники умершей, изъята и изучена необходимая документация, назначены необходимые экспертизы. В настоящее время проведение проверки приостановлено до получения результатов судебно-медицинской экспертизы, которая проводится Государственным комитетом судебных экспертиз, а также ведомственной проверки, проводимой Министерством здравоохранения, — прокомментировала специалист.

В целом материнская смертность в Беларуси — достаточно редкое явление. В 2017-м году в стране коэффициент материнской смертности составил два случая на 100 тысяч родов. В 2015 году мы были на шестом месте в мире вместе с Австрией, Чехией, Италией, Швецией и Кувейтом. Это четыре смерти на 100 тысяч родов. У четырех первых стран одинаковый показатель: три смерти на 100 тысяч родов.

Обсуждение

Загрузка...