Воняет нестерпимо или пахнет неприятно, но временно? Журналисты государственных и частных СМИ принюхивались к проблеме Светлогорского ЦКК

Воняет нестерпимо или пахнет неприятно, но временно? Журналисты государственных и частных СМИ принюхивались к проблеме Светлогорского ЦКК

15.09.2018 в 21:19
Анжелика Василевская, Алёна Епишева, "Правда Гомель", TUT.by

Версия первая. “С каждым днем вонь сильнее”. Скандал из-за завода в Светлогорске набирает обороты, директору “не пахнет”, пишет TUT.by.

Фото: Анжелика Василевская

В Светлогорске неспокойно. Жители готовятся устраивать флешмоб и митинги против выбросов китайского завода беленой целлюлозы — того самого, который «воняет», помните? 6-летний скандал вокруг производства набирает обороты. И угадайте, чем закончилась экскурсия по предприятию? Правильно, ничем. Все те же жалобы и ответы на них: «воняет» — «не воняет», «детей тошнит» — «нормы не превышены». Высказались — и разошлись. Чем все это закончится — неизвестно. Давайте же попробуем разобраться вместе, что там происходит.

В чём проблема?

Скандал вокруг завода по производству сульфатной беленой целлюлозы, построенному на базе ОАО «Светлогорский ЦКК» китайской корпорацией САМСЕ, длится с 2012 года. Когда ещё обсуждалась возможность его строительства, жители Светлогорска и соседней деревни Якимова Слобода высказывались против этого: писали письма, собирали данные специалистов. Всё впустую — завод начали строить.

Закончить должны были ещё в 2015 году, но срок реализации проекта существенно продлили. Почему — точно не известно. Есть информация, например, о том, что летом 2017-го кабели забраковали, и китайцы, как генподрядчик, должны были его заменить.

После открытие завода намечалось на 7 ноября 2017-го, причем говорили о приезде Александра Лукашенко. О запуске нового завода в Светлогорске Китай отрапортовал в декабре. И тут началось.

После пробного пуска жители деревни Якимова Слобода стали жаловаться на отвратительный запах, от которого тошнит, в горле першит и вообще, по словам местных, невозможно ни дышать, ни жить.

Потом были флешмоб в соцсетях, встречи с руководством предприятия, весной 2018 года — отъезд китайских специалистов на каникулы и, по словам местных, это были счастливые дни со свежим воздухом. А теперь — снова «вонь» с завода. Причем жалуются уже не только сельчане, но и жители Светлогорска. Говорят, с увеличением мощностей завода в городе «воняет» больше, и это ощущают на себе жители нескольких микрорайонов.

Резкий, неприятный запах, сравнимый с запахом гнилой капусты, на который жалуются местные, — это меркаптаны. Активисты говорят, что их можно ощутить только в том случае, если есть превышение их нормы в воздухе.


Меркаптаны — производные углеводородов. Обнаруживаются в воздухе предприятий при производстве целлюлозы, переработке сернистой нефти, при использовании горючих газов. Токсическое действие меркаптанов сходно с действием сероводорода. Они проникают в организм через органы дыхания и кожу. В ничтожных концентрациях вызывают головную боль, тошноту, рвоту. В высоких концентрациях поражают центральную нервную систему, вызывая судороги, параличи, коллапс; смерть — от остановки дыхания.

(Из медицинской энциклопедии)


Светлогорчане скрупулезно собирают всю информацию, касающуюся завода, особенно из официальных источников. И показывают таблицу, которую 11 сентября опубликовали на сайте Светлогорского ЦКК о замерах атмосферного воздуха. Там вроде всё нормально, но, говорят местные, время замера не указано, а присутствовать при их проведении не разрешают.

Экскурсия без ответа на главный вопрос

14 сентября светлогорские власти и руководство завода пригласило членов инициативной группы на завод — на экскурсию и обсуждение после нее. Позвали и журналистов, причем и негосударственных СМИ тоже — на этом настаивали активисты. Правда, они просили также, не отгораживаясь стенами завода, провести встречу для всех жителей Светлогорска и деревни Якимова Слобода.

В итоге пропуска получили 8 активистов, с десяток журналистов, около двух десятков представителей местной власти, здравоохранения, охраны природы и других специалистов. Экскурсию организовали на отлично. Провели инструктаж, вручили каски с одноразовыми берушами, загрузили в автобус. Провезли по территории, в нескольких точках высадили, чтобы экскурсанты могли посмотреть на производство вблизи.

Мы честно принюхивались всю дорогу — и в автобусе, и около гор из бревен, и в цехах и особенно около очистных сооружений. Не почувствовали никакого тошнотворного запаха. Активисты грустно засмеялись:

— Так все же знают: журналисты тут. Нам сейчас тоже ничем не пахнет. Вы бы с самого утра приехали — наверное, в обморок бы упали. А может, останетесь тут жить, чтобы нас не травили?

Главным экскурсоводом был генеральный директор ЦКК Юрий Крук. На разных участках производства — от начала рубки стволов деревьев на щепу до упаковки готовой продукции — ему помогали подчиненные. Они сыпали цифрами и терминами, рассказывали об объемах производства, экспорте, зарплате, импортозамещении и заработке валюты.

Активистов в толпе можно было вычислить с первого взгляда: только они задавали вопросы. Те же, что и с декабря 2017 года: о безопасности производства, об очистке воды, о честности исследований по объему и составу выбросов. И, конечно, самые главные: почему до сих пор в городе так ужасно пахнет, что с этим делать и сколько это будет продолжаться?

Этот же вопрос мы задали лично Юрию Круку.

— Я живу здесь с 1967 года. Мне не пахнет, — усмехнулся он. — Я просто знаю, что такое запахи, когда посещаю предприятие. Вы сами сегодня находитесь на площадке. Вам пахнет?

— Нет. Но люди говорят, что неприятный запах был сегодня утром. Сейчас и они его не ощущают.

— Еще раз повторю: мы всем говорим, что [работаем] в режиме пуско-наладки. Мы не скрывали ничего. И сейчас, когда мы стали более стабильны, мы всех пригласили: посмотрите, как сейчас, а будет ещё лучше.

Юрий Крук говорит, что с момента первого пуска — «Зимой всегда тяжело пускаться», — специалисты «проделали большую работу, провели определенные исследования, доработки» и показали результат. По его словам, выработка и качество продукции хорошие, завод уже получает валютную выручку.

— У нас двухтысячный коллектив — это, считай, четверть города. И они понимают, что это высокие технологии, это высококвалифицированные рабочие места, зарплаты. И это — будущее города, — сказал генеральный директор ЦКК.

Юрий Крук активистам отвечал. Его ответы, как и их вопросы, были прежними. Суть сводилась к тому, что завод работает по нормативам и согласно проектной документации, которая прошла экспертизу. Что подобные производства есть в Германии. И что если бы были зафиксированы нарушения, на них бы отреагировали.

Технолог Николай Бондаренко долго рассказывал, как «дурно пахнущие газы» поступают в содорегенерационный котел и сжигаются. Правда, почему тогда в городе так плохо пахнет, никто не ответил.

Обсуждение после окончания экскурсии активисты проигнорировали: «Мы не узнали ничего нового. Разве что посмотрели на все вблизи. Мы все это уже слышали. Но не услышали ответа на главный вопрос. Если все у них по нормам, так почему же детей и взрослых тошнит от этой вони? И сколько это будет продолжаться?».

«Элитный поселок превратится в долину смерти»

Обсудить увиденное жители Светлогорска и деревни Якимова Слобода решили подальше от завода — в местном кафе. К обсуждению примкнули и случайные прохожие — тема «вонючего» завода для всех болезненна, реакция эмоциональная.

— Пока вы все сегодня были на заводе, нигде не пахло. А к ночи, когда все уедут, снова начнется душегубка, — говорят жители Светлогорска. — С каждым днем эта вонь все сильнее.

— У нас, у детей першит в горле от этого запаха. На улице находиться невозможно. Знаете, что нам говорят на жалобы врачи? «Идите домой, закройте все форточки и пейте чай», — возмущаются молодые мамы. По их словам, в поликлиниках ведут отдельные тетради учета обращений по поводу неприятного запаха. Но на этом все.

Бывшая врач санстанции Анна Сомова считает, что руководство завода упустило — умышленно или нечаянно — целый год, чтобы выработать технологию замера меркаптанов в воздухе. Это, на ее взгляд, большая ошибка. В Беларуси этой технологии нет, так как ранее ни одно производство не выбрасывало их в воздух.

Сельчане говорят, что раньше Якимова Слобода была элитным поселком, жить в котором было престижнее, чем в Светлогорске.

— А теперь это будет долина смерти, — возмущается пенсионерка. — Знаете, сколько людей уже хотят уехать, и не могут? Кто купит наши дома и квартиры? А сразу за забором завода светлогорская овощная фабрика выращивает урожай. И все это расходится по магазинам не только региона, но и в Минск идет.

Что дальше?

Активисты понимают, что новый завод по производству сульфатной беленой целлюлозы — это рабочие места, зарплата, развитие региона и так далее. Но не понимают, почему валютной выручкой закрывают глаза на здоровье людей и в первую очередь детей.

— Мы хотим чистого воздуха, хотим нормально жить. Каким образом этого добьются — установкой специальных фильтров, закрытием завода — это не наша головная боль. Пусть над этим думают те, кто проектировал завод и разрешал его строить, — говорят жители Светлогорска и Якимовой Слободы.

Они готовы выйти на улицы и в очередной раз подали заявку на проведение митинга. Завод же продолжает работать в режиме пуско-наладки и планирует выйти на полную мощность не ранее 2019 года.

Версия вторая. Кому-то очень выгодно, чтобы конфликт вокруг Светлогорского ЦКК полыхал, пишет “Правда Гомель”.

На Светлогорском целлюлозно-картонном комбинате организовали встречу для представителей трех инициативных групп, общественности и СМИ, чтобы прямо ответить на острые вопросы, которые будоражат местных жителей.

Инициатором диалога выступил Светлогорский рай­исполком, предоставив уникальную возможность своими глазами увидеть, как работает новый завод по производ­ству беленой целлюлозы. К слову, в Европе и близко не пустят на аналогичное предприятие. «Мы открыты, нам нечего скрывать», — пояснил председатель райисполкома Дмитрий Алейников. Пойти на беспрецедентный шаг побудила серьезная причина. За последний месяц в интернете появилось 110 репортажей и публикаций о «вымирающем Светлогорске». Авторы фейковых новостей не жалеют черных красок, чтобы рассказать, как запахи тухлой капусты отравляют жизнь светлогорцам и жителям Якимовой Слободы, которая соседствует с ЦКК. При этом борцы за чистый воздух организовали показушный сбор денег на свою деятельность, рассылая в соцсетях сообщения: «Помогите рублем сами и попросите своих знакомых».

До начала встречи воин­ственно настроенная представительница инициативной группы охотно общалась с журналистами. Главная суть ее высказываний — жителей Якимовой Слободы травят, дети падают в обмороки, с улиц исчезли животные и птицы. Посыл такой: «Или закрывайте завод, или переселяйте нас». Помощник председателя сельсовета по Якимовой Слободе Николай Морозов заявил журналистам: «Пусть сделают завод, чтобы запаха не было, можно было нормально жить». Также пожаловался на шум от ЦКК, который ночью мешает спать.

Участникам экскурсии не просто показали завод из окна автобуса, но провели по цехам, на площадку очистных сооружений, центральный пункт управления, в цех упаковки… При этом любой напрямую мог задать вопрос генеральному директору Светлогор­ского ЦКК Юрию Круку, специалистам и простым работникам завода.

Генеральный директор Светлогорского ЦКК Юрий Крук ответил на самые острые вопросы

Вместо запланированного часа экскурсия продлилась два с половиной. Организаторы показали, что они открыты для конструктивного общения. Юрий Крук подчерк­нул, что уровень шума от линии по переработке щепы ниже допустимых нормативов, к тому же производство не работает в ночное время. Кроме того, готов лично приехать ночью домой к тем, кому мешает шум.

Всем участникам предложили продолжить дискуссию в зале, куда специально пригласили представителей концерна «Беллесбумпром», госсаннадзора, службы природоохраны, здравоохранения, прокуратуры и суда. Однако восемь человек из числа самых активных, которые ратовали за встречу… отказались (!) ее продолжать. Просто ушли. А ведь могли открыто выступить в зале, озвучить свои аргументы и задать острые, эмоциональные и даже каверзные вопросы. Как-то странно быстро утолили любопытство на экскурсии, и желание отстаивать народные интересы напрочь пропало. Вместе с группой активистов исчезли и представители «независимых» СМИ: tut.by, «Новы час» и БелаПАН. Зачем тратить время, если нужная картинка уходит? Или её уводят?

В этот день на Светлогорский ЦКК приехали специалисты из Минска и Гомеля. Но почему-то самые активные борцы за чистый воздух в Якимовой Слободе ушли от общения

Представители общественности, которые действительно озабочены судьбой родного города, остались для дискуссии и высказали свое мнение.

Людмила Драпеза, директор СШ № 10 г. Светлогорска:

— Уже две недели, как начались занятия, но ни одного случая, когда дети падали в обмороки, не было. Я напрямую спросила у активистки: в какой школе ребенку стало плохо (в соцсетях гуляла информация, о том, что дети падают в обмороки)? Ответа не последовало, только истерическая реакция.

Наталья Черная, заведующая кафедрой химиче­ской переработки древесины БГТУ:

— Запахи, которые выделяются на этапе пусконаладочных работ, не представляют угрозы для здоровья. То, что они опасны, — позиция оппозиции, которая ищет любые поводы, чтобы не давать предприятию работать. Даже когда три месяца завод не работал, клевета все равно текла. Летом, в течение двух месяцев, мы проходили со студентами практику на заводе беленой целлюлозы, и никто не жаловался на здо­ровье. В мире работают 96 аналогичных заводов, в том числе в курортных зонах.

Денис Голосов, работник Светлогорского ЦКК:

— В этом заводе я вижу будущее для своих детей. У меня их трое, ходят на занятия и в спортшколу, общаются со сверстниками. Ни разу не слышал от детей, чтобы кто-то из ребят падал в обморок. Отношусь с иронией к тем, кто истерит в интернете.

Валентина Рудинская, председатель районной ветеранской организации:

— Я местная жительница и помню, как происходило становление химического производства в Светлогорске, какие запахи витали в воздухе. Отправляясь на экскурсию по ЦКК, думала, что окунусь в мир удушающих «ароматов», но этого не произошло. Увидела современный завод. Скажу всем бабушкам, чтобы не верили тем, кто мутит воду. Это бездельники пытаются будоражить массы людей.

Выступая перед участниками встречи, председатель Светлогорского райисполкома Дмитрий Алейников заверил, что Светлогорский ЦКК — очень важное предприятие для экономики региона. Однако кому-то выгодно очернять завод и писать «дрянь», которая не соответствует дей­ствительности. «Я не говорю, что запаха нет, — не скрывает глава районной вертикали. — Да, он присут­ствует, однако не опасен для здоровья. Когда производство запустят на полную мощность, ситуация изменится к лучшему. Сдача завода планируется к концу года».

И всё же: почему смелые в соцсетях «народозащитники» отказались от реального диалога? Очевидно, кому-то выгодно, чтобы зловонный конф­ликт полыхал. Его раздувают всеми силами и средствами. Пока еще шла дисскуссия, «активисты» уже писали за пределами завода очередную заявку в райисполком на проведение митинга. Кукловодство продолжается. Под чью диктовку?

Пока на заводе обсуждались острые вопросы, за его пределами писалось это заявление на проведение очередного митинга.

Обсуждение