«Это вопрос нашей жизни!» В Светлогорске собираются снова запустить «вонючий» завод, местные начеку

22.06.2018 в 17:06
Иван Яриванович, TUT.by, фото Елены Бычковой

В июле после почти полугодичной паузы в Светлогорске вновь планируют запустить построенный китайцами завод беленой целлюлозы. Местные жители этого события ждут с тревогой. Еще не забыты зимние пусконаладочные работы, в результате которых город и окрестности буквально задыхались от неприятного запаха. Люди кашляли, жаловались на першение в горле, тошноту, головные боли. Особенно страдали жители расположенной в непосредственной близости от завода деревни Якимова Слобода. Они в преддверии очередного запуска производства и добились встречи с представителями проблемного предприятия, районных властей и депутатами. Снова кипели страсти, зашкаливали эмоции и приводились аргументы за и против. Последние звучали громче и весомее.

Уже в самом начале собрания стало ясно: разговор в местном Доме культуры простым не будет. Делегированные на встречу с народом руководители призывали забыть старые обиды и начать диалог с чистого листа.

— Мы вам больше не верим! — доносилось из зала.

— Мы тоже жители этого района, как и вы. И мы точно так же переживаем за ту ситуацию, которая, к сожалению, получилась при пробном запуске завода, — пыталась успокоить людей председатель Светлогорского районного совета депутатов Людмила Величко.

В ответ на это местные потребовали назначить председательствующего собрания и секретаря, чтобы тот запротоколировал все, что будет происходить далее. Чиновники парировали: по формату это не собрание, а встреча, следовательно, никакого официоза и бумаг на таких мероприятиях не предусмотрено.

— Мы хотим, чтобы все было запротоколировано. Если бы предыдущие наши собрания документально оформлялись, то сейчас бы не было таких проблем. Нас уже обманули, когда стоял вопрос об отмене строительства завода. Тогда председателем на одном из собраний был Меркулов (бывший заместитель главы района. — Прим. TUT.BY). Мы потом у него попросили протокол, но так и не смогли его получить. А был бы у нас документ, все могло сложиться иначе, — стояли на своем местные.

В какой-то момент ситуация накалилась до предела. Председатель сельсовета предложил не продолжать встречу и разойтись. Но вот кто-то посоветовал записывать происходящее на смартфоны. Впрочем, и до этого предложения многие присутствующие осуществляли видеосъемку.

Чиновникам передали листок с вопросами. В списке их оказалось семь. Но на деле же — в разы больше.

Что сейчас происходит на заводе? Что изменится после запуска? Отрегулирована ли работа котла и печи для сжигания дурнопахнущих газов? — интересовались присутствующие.

Завод по производству сульфатной беленой целлюлозы построили на базе целлюлозно-картонного комбината. Это проект по белорусско-китайскому инвестиционному договору. Генподрядчиком выступает китайская корпорация САМСЕ. Завод должны были построить еще в 2015 году. Однако сроки не раз отодвигались. Наконец в декабре прошлого года предприятие заработало. С этого же времени люди начали жаловаться на «удушающий специфический запах». Руководство завода и чиновники утверждали, что запах безвреден, и обещали, что когда все линии будут работать на полную мощность, вопросы отпадут — проектом предусмотрена утилизация дурнопахнущих газов с помощью содорегенерационного котла. Но котел так и не заработал. Работа предприятия была приостановлена.

— Китайские специалисты уже приехали, пусконаладочные работы уже начаты, ведутся работы по прокрутке оборудования и подготовке завода. Китайская сторона связалась с производителем оборудования, по итогам совместных совещаний было определено, что на пусковой момент для нейтрализации этих дурнопахнущих газов необходимо было доработать схему подачи нейтрализующей жидкости для того, чтобы эти газы поглотить. Эта схема на данный момент выполнена на 70%, — объяснял собравшимся заместитель начальника управления строительством на предприятии Анатолий Бахов.

— Положа руку на сердце, скажите, будет вонять или нет? — то и дело перебивали представителя завода люди.

— Поклянитесь должностью! — кричали с планерки.

— Эффект от этого будет, но ликвидировать все до последней молекулы — этого даже в мире нигде нет.

— Вы и раньше говорили, что все показатели измеряли, а на самом деле у вас даже не было необходимого оборудования для этого, — упрекали из зала.

— На данный момент закуплены специальные трубки, чтобы определять концентрацию газов непосредственно на источнике. Заключен договор с московской компанией, которая приедет на момент пуска и будет мониторить ситуацию, брать анализы. У нее есть все необходимое для этого оборудование.

— А потом, когда компания эта уедет, кто будет дальше мониторить?

Реплики одна крепче другой. Кто-то требует уволить руководство предприятия, города, страны…

— Ну почему вы снова впадаете в транс? Никаких отравляющих веществ на заводе нет. Это предприятие третьей категории опасности, кто понимает, тот знает. От чего людей защищать, если даже хлора активного здесь нет? Все щелоки и остальное находится в нейтральном состоянии после всех технологических процессов, — успокаивает собравшихся идеолог завода Сергей Гобачев.

— А рыба? Вы трубу в реку бросили, и рыба дохнет!

— Ну возьмите вы ту рыбину, занесите да сделайте анализ, да узнайте, чего она дохнет.

Член инициативной группы граждан по проблемам строительства завода беленой целлюлозы Анатолий Змитрович соглашается, эмоции у людей зашкаливают. И предлагает озвучить собравшимся официальные ответы из министерств и ведомств. Их у него — десятки.

— Вот, к примеру, что мне ответил Беллесбумпром: «За период работы с ноября 2017 по февраль 2018 при проведении пусконаладочных работ и пробного производства получено 2900 тонн целлюлозы. За этот период выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух составили 113,7 тонны. А вот письмо из Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды: «Ряд веществ, которые будут выбрасываться в воздух от источников по производству беленой целлюлозы, обладает эффектом суммации при совместном присутствии, в том числе и с теми веществами, которые уже поступают с действующих производств, расположенных в светлогорском промузле. Это оксиды серы, углерода, сероводорода и т. д… Трансформация этих загрязняющих веществ, содержащихся в атмосферном воздухе, с учетом прогнозируемых выбросов может привести к образованию в атмосферном воздухе новых загрязняющих веществ 1 и 2 класса опасности.

— Ну вот. А говорите — безвредное, — доносится из зала, и на мгновение в нем повисает тишина.

Ещё один вопрос, который волнует местных меньше, но все-таки был озвучен, касался овощной фабрики, теплицы которой прилегают прямо к забору нового предприятия. Когда она оттуда будет перенесена? Оказалось, что никогда. На строительство новой нет денег, а закрывать старую — значит лишить людей рабочих мест, ответила депутат Палаты представителей Галина Филиппович.

— Овощная фабрика всю продукцию поставляет к нам на исследование и только после этого получает сертификат соответствия и разрешение на реализацию, — успокаивает людей главный санитарный врач района Александр Лугинец.

— В законе о санитарной защите населения четко прописано, что размещение в подобных зонах предприятий, которые выпускают сельскохозяйственную продукцию, запрещено. О каких исследованиях вы вообще говорите? — возмущается женщина из зала.

— Какие анализы вы проводите, на какие вещества? Вот, например, метилмеркаптан. Он же вреден для организма. Моя соседка до сих пор не может выйти из этого состояния, потому что надышалась, теперь она лежит постоянно в больницах. Дети зимой поносили, всех тошнило, — добавляют из зала.

Слово берет главврач районной больницы Игорь Тавтын.

— Я изучал этот вопрос, меркаптаны обладают раздражающим действием, которое вызывает приступы кашля. И у меня он был, когда я проезжал Якимову Слободу. Но он проходил через две-три минуты.

— Так вы считаете, это нормально?

— Я не сказал, что это нормально. Если воняло, это уже ненормально. Я сам дышал этим запахом, дышала моя дочка, моя жена. Если у кого-то были симптомы, я тогда вам еще говорил — приходите, обращайтесь. Кто-нибудь пришел? За все время — четыре человека обратились, — отвечает на претензии главврач.

Собравшиеся ещё долго спорили и не спешили расходиться, несмотря на поздний вечер.

— Это вопрос нашей жизни! Вы завтра уедете в Минск, ещё куда-нибудь, детей за границу отправите, а нам тут жить, — объясняли руководителям и чиновникам люди.

В конце встречи активисты потребовали включить их и всех желающих в состав комиссии по приемке завода перед запуском. На заводе сказали, что это возможно.

Обсуждение

Загрузка...