PRO Гомель в соцсети ВКонтакте

Зарплата доярки — 1,5 тысячи. Как 85-летний «нанятый людьми» председатель строит на Гомельщине колхоз-мечту

27.08.2018 в 23:05
Елена Бычкова, TUT.by, фото: Иван Яриванович

Григорию Шпакову 85 лет, и сегодня у него снова ещё один рабочий день. Какой по счету, уже и не вспомнишь. Полвека он председатель СПК «50 лет Октября» Речицкого района Гомельской области — предприятия для белорусских широт нетипичного. Колхоз работает с прибылью, госдотациями не пользуется, доярки получают по 1,5 тысячи рублей, а механизаторы не пьют. TUT.BY провел день с бессменным руководителем, чтобы узнать, почему для одних сельское хозяйство — проблемная отрасль, а для других — любимая работа.

Григорий Куприянович уходить на пенсию пока не собирается. Да и не отпустят

На часах 6.56. У дома с синей крышей скрипнула калитка. Через минуту на тропинке у березовой рощи появляется невысокого роста мужчина. Проходит вдоль фонтана с русалками. Ровно в 7 пересекает проходную мехдвора. В свежей рубашке, брюках с идеальными стрелками и новыми планами в голове.

Рабочий день в «50 лет Октября» начинается с мини-планерки. Шпаков рассказывает подчиненным о ситуации с урожаем в стране и области, сообщает о последних заявлениях правительства и министра, а затем заводит разговор о самом главном — родном хозяйстве. Выясняет, какие планы на день у специалистов, интересуется, кому чего не хватает для эффективной работы. В конце — инструктаж.

— Работа должна быть, как песня. Ну и не забывайте: нет дисциплины — нет производства, нет производства — нет денег, нет денег — нет зарплаты, — выстраивает логическую цепочку руководитель.

Планерка закончена — подчиненные разбежались по своим подразделениям.

— Ну что, указания раздали — можно пойти домой поспать? — хитро улыбается председатель и тут же добавляет: — Был тут молодой руководитель, который так говорил. Плохо кончил.

Конечно, никто спать не идет, но и с мехдвора председатель уходить не спешит: наблюдает, вовремя ли приходят работники, в каком виде и настроении.

— Говорят, грубовато разговариваешь? — останавливает мужчину средних лет Шпаков.

— Бывает. Ну так если не слухаюць…

— Я тебя научу. Надо говорить: Иван Петрович, я Вас уважаю, но как зря делать не позволю. Он так лучше поймет.

— …А что-то люди в деревне жалуются. Шумишь? — это уже председатель шепчет на ухо другому механизатору.

— Куприянович, ну гуляли позавчера, ну не буду больше, — обещает парень. Но руководитель не закончил.

— Дом ты красиво обустроил, я видел, молодец. Но главное ведь — внутреннее содержание. Там тоже должен быть порядок. Все эти сборища прекращай, понял? Ничего хорошего они не принесут, все пустое, ясно? А во-вторых, бриться надо!

Как только мехдвор опустел, направляемся «в поля» и мы.

Первый пункт — ферма в деревне Велин. Несколько лет назад комплекс реконструировали, закупили новое автоматизированное оборудование. Без всяких кредитов и помощи извне — на собственные средства. Наверное, потому здесь нет излишней роскоши в виде блестящих мраморных полов, а пахнет так, как и должно пахнуть на ферме. На качестве молока, уверен руководитель, это никак не отражается. Главное — как корова питается и какой за ней уход.

Председательский внедорожник останавливается у кукурузного поля, где вовсю идет уборка. В этом году, объясняет Шпаков, вся надежда на нее, царицу полей. Засуха в начале лета погубила часть зерновых, в хозяйстве быстро сориентировались: сгоревший хлеб оперативно убрали и засеяли поля кукурузой. Вымахала та аж под 4 метра.

— Да, зерна в этом году немного, поэтому важно обеспечить себя качественным кормом. А будет корм — будет мясо и молоко. Будет мясо и молоко — будут зарплаты и деньги на дальнейшее развитие, — рассуждает Шпаков.

А мы уже паркуемся возле очередного комплекса. Председатель спешит к дояркам — есть разговор.

— Ну что, Вика, не ушла? — первым делом Григорий Куприянович направляется к молодой работнице в белоснежных носочках.

— Не отпустили меня.

— Вот ты и гордись, что тебя не пускают. Потому что когда один человек уходит и все в коллективе с облегчением вздыхают, тут поводов для радости нет. А раз тебя держат, значит, тобой довольны, — учит председатель.

Вика — самая молодая доярка на этой ферме. Пришла недавно, столкнулась с первыми трудностями и хотела было уволиться, но в коллективе отговорили. Зарабатывает Вика 600−700 рублей. И это по местным меркам мало: к примеру, у ее коллеги Натальи Николаевны в прошлом месяце вышло на руки 1700.

Конечно, такие деньжищи просто так на доярок не валятся. Их нужно заработать нелегким трудом. Но мудрому председателю на это есть что ответить.

— В моем детстве мужики знаете, как говорили: «Когда муж с жонкой лаецца? Когда в горшке трасца варыцца». Понятно? Это я тем, кому тяжело работать, — улыбается Григорий Куприянович и продолжает подзадоривать: — Есть и стимулирующие надбавки для передовиков у нас, и в колдоговоре прописано — всем работникам, которые едут отдыхать в санаторий, колхоз доплачивает 500 рублей. Но вот я что ещё хотел рассказать вам. Есть такой колхоз «Родина» на Могилевщине. Там тех, кто хорошо работает, поощряют турпоездкой — говорят, хоть в Шри-Ланку. Я готов, предлагайте правлению предложения. Может, не в Шри-Ланку хотите, а еще куда. Но вы понимаете, все должно быть справедливо. Только лучшие — и, конечно, никаких нарушителей дисциплины в этом списке не будет.

Ничего необычного. Просто фонтан на ферме

— Вы готовы отправить работников в Шри-Ланку? — мы не верим своим ушам.

— А почему нет? Людей надо поощрять, тогда и работа будет в радость. К тому же это ведь не только мое решение будет. Я здесь хоть и руководитель, но не хозяин. Я нанятый людьми председатель, несу ответственность перед коллективом, и на общем собрании коллектив может избрать меня или нет. Такая у нас форма правления.

Предприятий с подобной формой правления в стране — пересчитать на пальцах. К примеру, в Гомельской области — всего два, и это, по мнению Григория Куприяновича, очень плохо. Объясняет почему.

— Сейчас кругом ОАО и КСУПы, там руководителей назначают. Хорошо, если толковый, а если нет? У нас же председателя ежегодно на собрании избирает народ. Поэтому, если твоя работа коллектив не устраивает, никто это терпеть не будет.

А мы не можем не спросить про пьянство. Председатель морщится:

— Сказать, что не пьют, неверно. Но позиция моя на этот счет всем известна. К нам когда-то присоединили колхоз один. Их прежний председатель тогда меня предупредил, что после получки пять дней у них неуправляемая обстановка. Я когда впервые на эту ферму приехал, там доярки все пьяные. Говорю: «Девочки, вы мне что-то не нравитесь». А они: «Ничего, привыкнете!». Нет, говорю, не привыкну. Теперь там отремонтированная ферма и новые доярки.

Конечно, работа руководителя — это не только разговоры с коллективом по душам. Уже через 20 минут председатель в конторе. Рядом взволнованный бухгалтер: нужно срочно закрыть долги перед другими предприятиями. Деньги небольшие, но на данный момент их в кассе нет. Вот в такие моменты самое время вспомнить про собственных должников — мясокомбинаты и молочные заводы.

И Шпаков садится «на телефон».

Вообще выбивать долги — не его методы. Но в этом месяце, объясняет, сложно: купили новый комбайн, нужно было платить первый взнос, денег в СПК не осталось. В сентябре будет намного проще. Но это в сентябре, а проблему нужно решать сейчас. Шпаков успокаивает бухгалтера и снова звонит. Параллельно разбирает почту, первым делом читает письма из области с пометкой «Срочно!».

— Всем, всем, всем! Антикоррупционное совещание, обеспечить явку руководителей под персональную ответственность. Начало рассмотрения в час… Придется завтра ехать в Гомель и потерять полдня, — вздыхает председатель.

Но это завтра. А послезавтра в 6:56 у дома с синей крышей снова заскрипит калитка — и ровно в семь Григорий Куприянович снова пересечет проходную мехдвора. В свежей рубашке, брюках с идеальными стрелками и новыми планами в голове. И коллектив СПК «50 лет Октября» подумает: дай ему Бог ещё планов, здоровья и долгих лет. Тогда заживе-е-е-м!

Обсуждение

Загрузка...