«Хотел водить в кафе Катю». Прокурор просит для несовершеннолетних закладчиков из Гомеля по 11 лет

18.09.2019 в 17:20
Елена Бычкова, TUT.by

В зале суда — заплаканные родители, в клетке — двое, совсем ещё дети. Держатся за руки, переглядываются и изредка улыбаются. Сегодня, 18 сентября, в суде Советского района Гомеля начались прения по уголовному делу в отношении школьницы и её друга, которые обвиняются сразу по нескольким частям «наркотических» статей. Суд допросил одного из них, после чего прокурор запросил сроки для фигурантов дела.

16-летнюю девушку, ее 17-летнего парня и их 18-летнего друга задержали в ноябре прошлого года. У молодых людей при себе был опасный психотроп. Во время обыска по месту жительства девушки оперативники нашли весы и упаковочные материалы, а также еще 100 граммов аналогичного вещества.

По версии следствия, с 24 сентября до момента задержания несовершеннолетние работали розничными курьерами интернет-магазина по продаже наркотиков и психотропов. Сделанные ими закладки нашли на территории Гомеля и Могилева.

Школьнице и ее парню предъявлено обвинение в незаконных с целью сбыта приобретении, хранении и перевозке особо опасных психотропных веществ, совершенных группой лиц в составе организованной группы, а также в хищении и незаконном сбыте особо опасных психотропов группой лиц.

Фигуранты признают вину частично. Считают, что в организованной группе не состояли, психотропы не похищали. В зале суда обвиняемые отказались давать показания. Но сегодня один из них — Станислав К. — все-таки рассказал суду, как все было.

«Сказали, что надо будет заниматься бесконтактной доставкой ароматических смесей»

— Шел в колледж — начинает свой рассказ Станислав. 18-летие он отметил уже в СИЗО. — Заметил граффити на стене дома с адресом. Решил написать. Человек рассказал, что надо будет заниматься бесконтактной доставкой ароматических смесей. Спросил, сколько мне лет, готов ли я работать? Рассказал про то, сколько буду получать, про график работы, попросил фото паспорта.

— Что это была за организация? Фамилия этого человека? Какой возраст, в какой стране живет? — задает вопросы прокурор.

— Я его не знал ни лично, ни вообще ничего о нем. Был подписан как Аркадий-работа.

— Почему вы посчитали, что про доставку аромавеществ — правда?

— В колледже нам рассказывали, что наркотики это плохо, про спайсы рассказывали, а как люди попадают в распространители, я не знал.

— Вам какие-то инструкции сбрасывали?

— Да. В подъездах не раскладывать, в людных местах, на детских площадках, чтобы гуляющих собак не было рядом, чтобы не раскопали.

После инструктажа, рассказывает Станислав, началась стажировка. Нужно было сделать первую закладку.

— Закладку забрал на Сельмаше (микрорайон Гомеля. — Прим.) на конечной троллейбуса. Это был сверток в черной изоленте. Мне сказали положить его в любом удобном для меня месте. После этого я должен был его сфотографировать и указать в описании адрес, где он находится.

Как Станислав узнал позже, в первой закладке были не наркотики, а мука. Стажировка прошла успешно — и парню сообщили, что он принят на работу. После этого новичка курировал уже другой «работодатель», под ником Батя. Он же и рассчитывался за проделанную работу.

— Когда вы поняли, что это не ароматические вещества?

— Через неделю мне сказали, что теперь надо будет самому расфасовывать, перечислили деньги, чтобы я купил себе весы, пакетики, перчатки. Я забрал сверток раскрыл, а там запах типа как у ацетона — и я понял, что это не ароматические вещества.

— И почему продолжили деятельность? Не пошли в милицию?

— Побоялся, что приду с наркотиками, — скажут, что сбывал. А как докажешь, что не сбывал?

Отработал меньше двух месяцев — и все

С сентября до 21 ноября (до момента своего задержания) Станислав, по версии следствия, сделал более 200 закладок. Деньги за работу ему перечисляли сначала на обычную банковскую карту, а затем на биткоин-кошелек. За без малого два месяца парень заработал примерно 2 тысячи рублей.

Когда у Станислава стали появляться деньги, он купил себе айфон. Дорогие покупки заметила подруга Катя. Это, судя по переписке, произошло спустя месяц после того, как парень сделал первую закладку. По словам Станислава, девушка сначала отговаривала его от этого занятия, а затем сама заинтересовалась и попросила взять ее в дело.

— А вы отговаривали ее?

— Вначале говорил, что не надо, потом не отговаривал.

С тех пор свои задания от Бати стала получать и Катя. Иногда на дело несовершеннолетние ходили вместе. В переписке с «работодателем» Станислав называл такой союз «династией».

— Вы дома фасовали?

— Да.

— И никто не замечал?

— Я уходил из дома позже, чем мама. А приходил раньше.

Но однажды, незадолго до задержания Станислава, его мама наткнулась на полимерный пакетик с белым порошком. Задала вопросы, но парень, говорит, сумел выйти из ситуации, а после, чтобы отвести подозрения, оставшуюся партию передал на хранение Кате.

— Какие виды наркотиков раскладывали?

— Кристаллы — это как соль крупная, миксы — это просто однородный порошок.

В деле несовершеннолетних распространителей фигурирует их приятель Андрей Б. Его также подключили к работе: нужно было рисовать так называемые граффити — адреса интернет-магазинов.

— Мне сказали, что нужны трафаретчики, я ему и предложил.

— Передавали вы наркотики Б.?

— Да. Он сказал, что ему грустно, какие-то проблемы с учебой, дома — и я предложил ему это вещество.

Станислав говорит, что полностью раскаивается, что, если бы можно было повернуть время назад, такого бы не делал. На преступление он пошел, так как материальное положение семьи было незавидное, а парню «хотелось покупать себе новые вещи и водить в кафе Катю».

Прокурор считает, что вина обвиняемых доказана полностью. Есть, по мнению гособвинения, в деле и отягчающие обстоятельства: преступление совершено из корыстных побуждений. Он попросил приговорить Екатерину и Станислава к 11 годам тюрьмы. Третьего обвиняемого — Андрея Б., который сейчас находится под подпиской о невыезде, — гособвинитель попросил наказать тремя годами «химии».

Метки:

Обсуждение

Загрузка...